POLILOG _____ ПОЛИЛОГ_____ POLILOG


 

к.т.н. Харчевников А. Т.

 

Социальный фонд времени жизнедеятельности общества –

объективная основа марксовой категории «стоимость».

 При анализе истоков проблемы эксплуатации интеллектуального труда (ИТ), ЭФГ № 40 – 41, 42 и 43 «Эксплуатация интеллектуального труда как экономическая деформация «информационного»  и «когнитивного (знаниевого) производства», было показано, что имеющие место несоответствия благополучения (вознаграждения) за ИТ и самого «объёма» ИТ выступают в капиталистическом обществе в несобственной форме как мифическая «экономическая эксплуатация». ИТ и результат его труда (интеллектуальный продукт – ИП) являются атрибутами «информационного способа производства» тогда как «экономическая эксплуатация» есть атрибут «экономического (капиталистического) способа производства», которые, можно сказать, ортогональны друг другу, то есть эти способы производства построены на абсолютно различных принципах.

В то же время, как справедливо было отмечено в соответствующем комментарии «ЭФГ», заслуживает внимание «выяснение вопроса  о соотношении между» информационной компонентой и «компонентой вещной в каждом продукте». В целом на этот вопрос, за прошедшее двадцатилетие, был дан многими исследователями и с различных воззренческих позиций на суть информационного феномена современности. Однако сущностная природа общественной ценности информационного продукта  как результата интеллектуального труда во многом всё ещё остаётся недостаточно познанной и эксплицитно воспринятой.

В данной статье, с марксистских позиций, но уже на основе идей современной теории развития общества А. С. Шушарина «Полилогия современного мира. (Критика запущенной социологии)», делается попытка более объёмного, расширенного, толкования стоимостного начала марксового учения, как первого шага в познании сути и места интеллектуального труда в современном мире.

  

1. О текущем «информационном моменте».

 Один из руководителей научной школы исследований в области социальной информатики как фундаментальной науки  Колин К. К.  в книге «Фундаментальные основы информатики: социальная информатика» отмечает, что «уже  в середине 80-х годов более половины трудоспособного населения ведущих стран Западной Европы было занято в» сфере услуг информационного пространства. При этом, в частности, - «в 1984 году в ФРГ – 54,4 %, в Италии, Франции – 60,6%, в Великобритании – 65,5%».  Если исходить из понятия «человеческий потенциал», то по данным 1997 года Комиссии по развитию при ООН  «его доля в большинстве развитых стран составляет сегодня 60 – 65%, в то время как доля всей производственной инфраструктуры – лишь около 20%, а доля природных  ресурсов – порядка 15%» (Колин К. К. Философские проблемы информатики. М.: 2010).

В работе другого коллектива исследователей под редакцией Гиляревского Р. С. «Информатика как наука об информации: Информационный, документальный, технологический, социальный и организационный аспекты» так же отмечается, что доля трудовых ресурсов в информационном секторе «экономики» в развитых странах, начиная с 1980-х гг. уже превысило 50 % отметку, а к началу 2000 года стало превышать 80 % отметку. Таким образом, налицо резкое изменение отраслевой структуры занятых. Кроме того: «Само то, что 10—15% занятых сегодня в развитых странах в материальном производстве обеспечивают жизненными средствами все общество за счет высокого уровня развития производительных сил и производительности труда, может рассматриваться как результат деятельности индустрии информации и превращения современной экономики в экономику общества, основанного на знаниях».

А. С. Шушарин, автор фундаментальной социологической метатеории развития общества «Полилогия современного мира», пишет:

- «В линейной форме производства (социализм – ХАТ) с информатикой и обнаруживаются очередные парадоксы. Так, у нас в «сфере информационного производства» сосредоточено около 50% трудовых ресурсов* (я просто не представляю себе, как это прикидывали, но в общем много народу). Впрочем, возьмем, к примеру, только розничную торговлю. Тогда получится, что, кроме продавцов, грузчиков и водителей машин, все остальные – кассиры, бухгалтера, райкинские «завскладами», сторожа (наблюдающие и, когда надо, сообщающие, куда следует), управленцы, секретарши, толкачи, снабженцы, директора с замами и прочие писчебумажные и чиновные работники всех более высоких оргформ торговли – действительно заняты «информационной» работой. <…> Очень и очень внимательно со всем этим опять приходится разбираться. И в типологической природе всех этих дел, а не во внешних проявлениях» (* - Каныгин Ю. М., Панченко В.  Н. Информация в системе …, с. 105).

Более того, анализируя функциональное равновесие «простого функционального производства» социализма, Шушарин отмечает:

-« В этой же связи, на мой взгляд, весьма интересно (а именно социологи обратили на это внимание), что известный как экономист С.Г. Струмилин был одним из основоположников изучения бюджетов времени в советской социологии (А.И. Черных*). Удиви­тельно сильно! Уже не вещественно-продуктовые структуры существенны, а, неловко говоря, «структурно-занятостные», т.е. технологические, функциональные. Не затраты–выпуск (продукта) в пространстве вещественного производства, а соисполнение (функций) в пространстве технологизированного производства! Вероятно, вполне возможно построение (укрупненных, в разной степени детализированных) функциональных балансов соисполнения функций, включающих структурно все обеспечивающие и обеспечиваемые связи, а предметно – кроме хорошо известных, домашний труд, воспитание, здравоохранение, обучение, досуг, исследования, оборону, правоохранительную деятельность, наконец,  и всюду «рассредоточенное» управление. Константой таких балансов является все социальное время общества в виде всего населения, включая младенцев и старцев, так или иначе участвующего в воспроизводственном процессе. Даже с какими-то коэффициентами качества (эффективности – неэффективности). Но все это уже последующая специальная работа.

<…> Но и отечественные, и международные исследования этого рода ориентированы, с некоторой условностью можно сказать, на изучение «тотального» использования времени в обществе, начиная с повседневной деятельности, семьи, в сферах труда, быта, образования и досуга. Но общества-то бывают разные, в коих и время используется различно, в зависимости прежде всего от доминирующих производственных отношений, собственно и обуславливающих структуры занятости–незанятости и пр. (тем самым и времени). Например, в «экономиксной» литературе известна сильная структура рыночной системы «трансакции» (кратко – изучение и ориентация в рыночном пространстве товаронимики) – «основная деятельность» (само непосредственное создание продукта). <…> Соответственно и бюджеты использования времени другие».

Таким образом,  в целом в развитие проблематики социологических основ исторического развития общества, вырисовывается необходимость начать именно с полилогических балансов времени, отражающих в первую очередь соотношение ЧЭФ, то есть структуры чистых эндогенных форм процессов общего воспроизводственного процесса производства и воспроизводства действительной жизни.

Так как речь идёт пока о содержательной стороне этой проблемы, в постановочном плане, то попытаемся ниже представить некий графическо-аналитический образ такого представления, тесно увязав его с основными категориями «Полилогии …». Думается, что завершение такого построения позволит в какой-то степени, в дальнейшем, и ответить на вышеприведенное замечание А. С. Проскурина, хотя не будем и забывать, что  «это уже последующая специальная работа», требующая времени и множества усилий социологов-исследователей, - и не только их.

  

2. «Действительная жизнь» общества.

 Итак, согласно фундаментальной социологической теории развития общества А. С. Шушарина «Полилогия современного мира …» воспроизводственный процесс «действительная жизнь»  представляет собой композицию следующих типологических воспроизводственных, так называемых, чистых эндогенных форм (ЧЭФ) подпроцессов:

- ЧЭФ «первобытная», которая отображает воспроизводство такого типологического объекта действительной жизни как «общая жизнь», то есть саму, можно сказать, биологическую форму существования людей как членов общества. Главное богатство – «телесно-духовное здоровье».

Этот срез общего воспроизводственного процесса обеспечивает само органическое существование человека как биологического организма и духовно-культурное (социальное) существование (язык, культура и пр.) как социального существа. Разделение труда здесь – «органическое», а материально-знаковые отношения – «фамилия, имя, свойство».

- ЧЭФ «рабовладение», которая отображает воспроизводство такого типологического объекта действительной жизни как «работник», то есть саму способность людей «трудиться», быть способным к определённому виду деятельности как умению (специализации, профессионализму) людей как членов общества. Главное богатство  –  «трудовые ресурсы».

Этот срез общего воспроизводственного процесса обеспечивает  высокопрофессиональное существование общества и человека как социального существа. Разделение труда здесь – «профессиональное (гражданское, демографическое)», а материально-знаковые отношения – «дипломы» как общепризнанные оценки профессионализма и мастерства.

- ЧЭФ «феодальная», которая отображает воспроизводство такого типологического объекта действительной жизни как «пространство производства», то есть некоторого самодостаточного пространства жизни и производства (жизнедеятельности), обеспечивающего полный цикл жизнедеятельности (жизни) людей как членов общества и самого общества. Главное богатство  –  «натуральное богатство».

Этот срез общего воспроизводственного процесса обеспечивает  самодостаточное (замкнутое) существование общества и человека как социального существа. Разделение труда здесь – «натуральное», а материально-знаковые отношения – «прописка» как общепризнанные оценки уровня самодостаточности данного сообщества.

- ЧЭФ «капиталистическая (экономическая, рыночная)», которая отображает воспроизводство такого типологического объекта действительной жизни как «средство производства», «товар», «вещь». То есть это производство множества «артефактов», орудий труда и жизнедеятельности, обеспечивающих современный уровень жизнедеятельности (жизни) людей и «дополняющих» их биологическую природу. Главное богатство   –  «вещественное богатство».

Этот срез общего воспроизводственного процесса обеспечивает  «развитие и  продолжение человека во вне», человека как социального существа, «вооружённого» внешней «вещественной силой» в самом общем смысле её понимания. Разделение труда здесь – «продуктовое», а материально-знаковые отношения – «деньги».

- ЧЭФ «функциональная (отраслевая, плановая)» или, иначе,  - «линейная форма социализма», которая отображает воспроизводство такого типологического объекта действительной жизни как «технология, функция», то есть некоторое множество взаимосвязанных работ и жизнедеятельности, обеспечивающих гармоничное  существование общества и человека как социального существа. Главное богатство  –  «технологии, функции (работа)».

Этот срез общего воспроизводственного процесса обеспечивает  гармоничное и взаимоувязанное, упорядоченное существование общества и человека в нём.   Разделение труда здесь – «ячеистое (функциональное)», а материально-знаковые отношения – «документы, статусы коллективов и лиц».

- ЧЭФ «информационная», которая отображает воспроизводство такого типологического объекта действительной жизни как «информация», то есть некоторое множество всевозможных «данных, сведений и знаний», связующих людей,  их опыт и культуру, их  работу и всяческую жизнедеятельность, обеспечивающих тем самым единое гармоничное  существование общества и человека как социального существа. Главное богатство  –  «знания, информация».

Этот срез общего воспроизводственного процесса обеспечивает  коммуникации гармоничного и взаимосвязанного, упорядоченного существование общества и человека в нём.  Разделение труда здесь – «свободно-ячеистое (информационное)», а материально-знаковые отношения сводятся к «эквивалентной полноте и своевременности всей располагаемой информации (по данному вопросу)».

- ЧЭФ «когнитивно-креативная, знаниевая», которая отображает воспроизводство такого типологического объекта действительной жизни как «знания, система знаний», то есть «онаучивание» всяческой жизнедеятельности, обеспечивающих тем самым единое гармоничное и гуманное развитие  общества и человека как социального существа. Так А. С. Шушарин следующим образом понимает этот процесс (2 кн.,  стр. 621): - «В положительном содержании это и есть, пока не в метафорах дело, интенсификация, онаучивание, гуманизация (…) производства, материальное  и революционное его превращение в понимающее, социорегулятивное». Главное богатство  –  «единая система знаний».

Далее следует область «открытого будущего» без чёткого проявления возможных и пока ещё неизвестных ЧЭФ. Это область  эволюционного  саморазвития общества и человека как единого целого социального организма, обеспечивающее всестороннее и гармоничное становление самого «универсального человека».

Таким образом,  каждый момент исторического времени становления и существования общества есть одновременное и параллельное протекание всех вышеперечисленных  ЧЭФ как неких специфических подпроцессов (срезов!) единого воспроизводственного процесса «действительная жизнь». В то же время в самом восходящем развитии общества, как исторический факт, можно выделить характерные этапы становления социума. Это градации.

Градации, как исторические ступени социального развития общества есть всего лишь некоторые характерные в типологическом отношении этапы внутреннего эндогенного общественного развития как воспроизводственного процесса самой действительной жизни. Градации представляют собой композиции выше перечисленных ЧЭФ подпроцессов как характерных совокупностей, но с единым для всех градаций полным их перечнем, включая и пока нам неизвестные. Различие градаций определяется доминирующим (главенствующим) типом ЧЭФ, которая и даёт наименование градации. Таким образом, вся история развития общества есть история следующей последовательности градаций: Первобытность, Рабовладельческое общество, Феодальное общество, Капитализм, Социализм, Информационное общество, Когнитивное общество и др.

Таким образом,  во все времена в каждой градации состав ЧЭФ как подпроцессов  неизменен  и постоянен. Однако степень развития каждого из них и в целом как единой совокупности, отражающей сам воспроизводственный процесс «действительная жизнь», различна. Это различие диктуется конкретными условиями и обстоятельствами восходящего развития по сложности.  Последнее, однако, не исключает, в силу изначально бифуркационных переходов  от градации к градации в абстракции восходящего развития по сложности, как регресса, так и гибели всего социума, различных скачков и обходов.

На рисунке 1 представлена графическая схема исторического, эндогенного, развития общества как единого воспроизводственного процесса действительной жизни с выделением ранее описанных ЧЭФ как слоёв-подпроцессов. При этом по горизонтальной оси отложена градационная последовательность только исторически восходящего развития некоторого абстрактного идеализированного общества без «регресса и гибели», без «скачков и обходов» (время). По вертикальной оси отложен уровень развития общества по сложности в целом (сложность процессов ЧЭФ). Выделенные слои-срезы ЧЭФ имеют в историческом развитии так же возрастающую мощь по сложности, что символизируется как переменная и постоянно растущая «толщина» слоя ЧЭФ. Слои ЧЭФ размещены в порядке проявления их доминирующей роли в общественном развитии, и в связи с историческим нарастанием сложности самого общества как воспроизводственного процесса действительной жизни. Доминирующая в градации ЧЭФ отмечена двойным кружком.

 

Рис. 1. Процессы ЧЭФ действительной жизни.

 Там же, на рисунке 1-1, дана формула-схема воспроизводственного процесса «действительная жизнь», так же с «разбивкой» по типологическим ЧЭФ. (В этой формуле ЧЭФ «экономическая, капиталистическая» выделена овалом, а на рис. 1-2 соответствующий процесс как слой-ЧЭФ выделен светлым пунктиром. Период доминирования этой ЧЭФ при капитализме отмечен кружком с двойной обводкой.)

  

"…всякая экономия, в конечном счете, сводится к экономии времени!"

Маркс К. Экономические рукописи 1857-1859 гг.

 

"Деятельность измеряется временем, которое поэтому

становится также и мерой объективированного труда".

Маркс К. Экономические рукописи 1857-1859 гг.

 

«Тогда мерилом богатства будет уже

не рабочее время, а свободное время»

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 46. Ч. 2. С. 217.

 

  

3. Социальный фонд времени жизнедеятельности общества

и «проблемы стоимости».

 После прочтения этого эпиграфа, наполненного  идеями, несомненно, заслуживающими самого пристального внимания, возникает вопрос: - Почему при всей важности этих идей о «свободном времени всех» и их перспективной значимости в развитии общества, этот вопрос в основополагающих томах учения К.Маркса «Капитал» оказался скрыт, скажем так, за образом «рабочего времени»? Почему «социальный фонд времени» общества, будучи  единственным перспективным «мерилом» богатства общества не смог занять достойного места в учении К. Маркса о капитализме? Попытаемся в ходе раскрытия основной темы найти обоснованный ответ и на эти вопросы. 

Начнём, с учётом изложенного, с построения укрупненных «функциональных балансов» времени воспроизводственных процессов, так или иначе, являющихся соисполняемыми в общем объёме функций действительной жизни общества, включающем структурно все виды соответствующих типологических процессов. При этом отнесение того или иного воспроизводственного процесса к одному из типологических производств (ЧЭФ) будет определяться, в первую очередь, как самим типом воспроизводственного объекта, так и механизмом взаимодействия агентов производства по поводу конкретных воспроизводственных связей (обеспечивающих и обеспечиваемых),  а предметно,  –  и с учётом всюду «рассредоточенного» управления. «Константой таких балансов является все социальное время общества в виде всего населения, включая младенцев и старцев, так или иначе участвующего в воспроизводственном процессе».

 

3.1. Фонд времени основной деятельности общества.

Учитывая сложную структуру воспроизводственного процесса действительной жизни, поставим ей в соответствие и подобную, адекватную, структуру социального фонда времени жизнедеятельности общества, которая  складывается из фондов времени жизнедеятельности её членов. Каждый человек, член общества,  в состоянии, образно говоря,  одновременно «делать несколько дел», то есть осуществлять одновременно несколько видов (или типов) деятельности. Вполне возможно, что при углублённом исследовании и предметном анализе  выяснится, что в действительности во многих случаях человек способен лишь на «последовательную» деятельность. Поэтому предлагаемая модель социального фонда времени жизнедеятельности общества должна иметь «универсальный характер» и обеспечивать возможность её дальнейшего развития.

В этой связи, используя типовой приём, будем считать, что в каждый момент времени жизнедеятельности каждого члена общества  можно выделить как «основную производственную деятельность» социального индивида так и параллельно (одновременно) выполняемые «прочие виды жизнедеятельности». При этом и те и другие могут быть отнесены к одной из известных типологий ранее перечисленных чистых эндогенных форм (ЧЭФ) процессов действительной жизни. Как правило, все виды деятельности, связанные с «заработком» (получением дохода) следует относить к основной деятельности (разумеется, не в формальном смысле). Всё дальнейшее изложение связано только с этим, основным, социальным фондом жизнедеятельности общества как «основной деятельности».

С другой стороны, все перечисленные вначале ЧЭФ являются, как уже неоднократно писалось, всего лишь «срезами» воспроизводственного процесса действительной жизни, то есть один и тот же реальный, конкретный,  процесс есть в пределе совокупность  всех известных и неизвестных  ЧЭФ. При этом один из «срезов», как ЧЭФ, является основным, а прочие «параллельными» и «ортогональными». Фонд времени параллельных процессов, видов и типов жизнедеятельности, может в пределе превышать основной фонд социального времени (по основной жизнедеятельности) в разы, кратные числу известных типологий ЧЭФ, что, однако не исключает и его полное отсутствие в конкретных реальных видах жизнедеятельности. Так как дальнейшее изложение связано лишь с исследованием основной деятельности, то далее более не будем делать оговорок на сей счёт, полагая, что каждый член общества от младенца до глубокого старца в течение суток непрерывно занят различной основной деятельностью общества в течение 24 часов.

Итак, положим, что средний численный состав «всего населения» некоторого общества, например, с динамикой фонда социального времени по основной деятельности всех типов ЧЭФ, схематично отображённой на рис. 1,  в период i-ой градации составляет величину  Ni, а годовой фонд времени одного члена общества,  G = (365 дней × 24 часа) = 8760 часов. Здесь индекс  i=1 соответствует градации «Первобытность», i=2 - градации «Рабовладение», i=3 - «Феодализм», i=4 соответствует - «Капитализм», i=5 - «Социализм», i=6 - «Информационное общество», i=7 соответствует градации «Когнитивное, знаниевое общество». Тогда годовой фонд всего социального времени основной деятельности общества i-ой градации Ti составит:

Ti = Ni x G.                                                                               (1)

Теперь разложим этот фонд социального времени i-ой градации по j-м типологическим воспроизводственным слоям-подпроцессам ЧЭФ, обозначив эти слои ЧЭФ следующим образом: j=1 соответствует ЧЭФ «первобытная»,  j=2 - ЧЭФ «рабовладельческая», j=3 - «феодальная», j=4 - «капиталистическая», j=5 - «социалистическая», j=6 - «информационная», j=7 - ЧЭФ «когнитивная». При этом положим, что Fi(j) есть годовой фонд социального времени общества i -ой градации, относимый к  j-ому типу типологической деятельности, как основной деятельности (!), то есть фонд времени, реализуемой в j-ой ЧЭФ i-ой градации. Тогда годовой фонд (баланс) всего социального времени общества i-ой градации Ti с разбивкой по j-ым типологическим видам основной деятельности составит:

 Ti = Ni x G = Σ Fi(j) = Fi(j=1) + Fi(j=2) + Fi(j=3) + Fi(j=4) + Fi(j=5) + Fi(j=6) + Fi(j=7),             (2) 

где       Σ  - есть знак суммы всех слагаемых Fi(j) по всем значениям j.                                                      

 

Если через знак Di(j) обозначить долю каждого отдельного фонда ЧЭФ Fi(j) в общем годовом фонде социального времени основной жизнедеятельности общества i-ой градации (Ti), то есть принять, что  Di(j)= Fi(j)/ Ti, то получим:

Di = Σ Di(j) = Di(j=1) + Di(j=2) + Di(j=3) + Di(j=4) + Di(j=5) + Di(j=6) + Di(j=7) = 1.                  (3)

 Таким образом, в целом, социальный фонд времени общества TO  за всё время его существования  будет равен сумме всех «прожитых» градаций за всю историю его общественного развития:

 TO = Σ Ti,                                                                              (4)

где    Σ – знак суммы  всех слагаемых Ti при всех целых значениях i.

 

В соответствие с этим уравнением на рисунке 2 приведён некий гипотетический график изменения укрупнённого баланса социального времени общества, при этом переход от  фонда времени жизнедеятельности одной градации к фонду последующей градации «сглажен», что соответствует относительно плавному историческому изменению фактической структуры фонда времени.

 

Рис. 2. Основа марксовой категории «стоимость» - социальный фонда времени жизнедеятельности общества.

 

3.2. Сведение «сложного труда» к «простому труду».

Дальнейший анализ структуры социального фонда времени основной жизнедеятельности общества (далее просто «фонда времени») позволяет  по-новому взглянуть и на существующую проблему «сложного труда», то есть проблему сведения сложного труда к «простому». Опираясь на известное марксово выражение для стоимости товаров W в условиях капиталистического (экономического) способа производства («стоимости товаров W, создаваемых на капиталистических предприятиях»), запишем:

W = C + V + M = C + (V + ΔV),                                                           (5)

 где        C – стоимость потреблённых в производстве средств производства (перенесённая стоимость);     

              V – воспроизводственная стоимость рабочей силы;

             M – прибавочная стоимость, M = ΔV;

             (V + ΔV) – вновь созданная стоимость.

 Необходимость этого шага связано с осознанием того факта, что интеллектуальный труд и интеллектуальная деятельность понимаются и воспринимаются  в целом как сложная деятельность. Поэтому предстоящий анализ структуры интеллектуальной деятельности (труда) требует более предметного, формализованного, представления как самой сути его, так и соответствующих объёмных оценок количества интеллектуального труда в его измерении простым трудом.

Ниже, и пока только постановочно, предлагается следующая гипотеза.

Известно, что «величина стоимости товара определяется количеством труда, общественно необходимого для его производства, и измеряется рабочим временем».  «Труд, производящий товар, является простым, если он не требует особого обучения, и сложным, если он требует специальной подготовки, обучения. … Всякий сложный труд выступает как умноженный простой труд».

В этой связи К. Маркс пишет (Маркс  К. Капитал. Критика политической экономии. Т.1. Кн.1. Процесс производства капитала. – М.: Политиздат, 1983. -  стр. 52 - 53):

« Если отвлечься от определенного характера производительной деятельности и, следовательно,  от полезного характера труда, то в нем остается лишь одно, -  что он есть расходование человеческой рабочей силы. Как портняжество,  так и ткачество, - несмотря на качественное различие этих видов производительной деятельности, представляют собой производительное расходование человеческого мозга, мускулов,  нервов, рук и т. д. и в этом смысле — один и тот же человеческий труд. Это лишь две различные формы расходования человеческой рабочей силы. Конечно,  сама человеческая рабочая сила должна быть более или менее развита, чтобы затрачиваться в той или другой форме. Но в стоимости товара представлен просто человеческий труд, затрата человеческого труда вообще. <…> точно так же обстоит здесь дело и с человеческим трудом. Он есть расходование простой рабочей силы, которой в среднем обладает телесный организм каждого обыкновенного человека, не отличающегося особым развитием. Простой средний труд, хотя и носит различный характер в различных странах и в различные культурные эпохи,  тем не менее для каждого определенного общества есть нечто данное. Сравнительно сложный труд означает только  возведенный в степень  или, скорее, помноженный простой труд, так что меньшее количество сложного труда равняется большему количеству простого. Опыт показывает,  что такое сведение сложного труда к простому совершается  постоянно. Товар может быть продуктом самого сложного труда,  но его стоимость делает его равным продукту простого труда, и, следовательно, сама представляет лишь определенное количество простого труда*.  Различные пропорций,  в которых различные виды труда сводятся к простому труду как к единице их измерения, устанавливаются общественным процессом  за спиной производителей и потому кажутся последним установленными обычаем. Ради простоты в дальнейшем изложении мы будем рассматривать всякий вид рабочей силы непосредственно как простую рабочую силу, — это избавит нас от необходимости сведения в каждом частном случае сложного труда к простому».

В отличие от К. Маркса в данном моменте нами делается попытка «заглянуть за спины производителей» и найти пути перехода от сложного труда к простому, пользуясь оборотом Маркса, как «расходование человеческой рабочей силы», как «производительное расходование человеческого мозга, мускулов,  нервов, рук и т. д.»          

Таким образом, так или иначе, но в понятие «труд» оказывается включённой и такая специфическая деятельность как «обучение», «специальная подготовка», «интеллектуальная деятельность». Обучение, можно сказать, так же является общепризнанным трудом обучающего (учителя), квалифицируемого в обществе капитализма как оказание услуг, однако при этом «труд» обучаемого, то есть деятельность по восприятию информации (знания!) и навыков в процессе обучения, не квалифицируется как общественно полезный труд, подлежащий оплате. В то же время следует заметить, что труд этот (учителя и ученика),  в своей массе совсем не «простой», а «сложный», можно сказать, - творческий, интеллектуальный.

Итак, только одно упоминание «сложности труда» объективно подключает к «простому труду»  исполнителя «сложного труда»  трудовых процессов по его обучению, как самого ученика, так и его учителя. В этой фразе сознательно использован внешне противоречивый оборот – «к простому труду  исполнителя сложного труда». Да, для «исполнителя сложного труда» это уже «простой труд», то есть для исполнителя он не представляет никаких сложностей и не является «сложным». (К тому же и само понятие «сложный», - относительно).

В соответствии с выражением (5) будем иметь следующее выражение для стоимости единицы производимого продукта (товара):

w1 = c1 + v + m = c1 + (v + Δv) = c1 + v1,                                                       (6)

где       w1 – стоимость единицы производимого продукта из их обшей массы n  и общей стоимости произведённых продуктов -W;

c1 - стоимость потреблённых в производстве средств производства (перенесённая стоимость) на единицу продукта;

v – воспроизводственная стоимость рабочей силы на единицу продукта;

Δv«прирост v», образующий прибавочную стоимость;

m – прибавочная стоимость на единицу продукта, m = Δv;

v1 = (v + Δv) – вновь созданная стоимость на единицу продукта.

 

В этой связи Маркс пишет: «Второй период процесса труда, - тот, в течение которого рабочий работает уже за пределами необходимого труда, - хотя  и стоит ему труда, затраты рабочей силы, однако не образует никакой стоимости для рабочего. Он образует прибавочную стоимость, которая прельщает капиталиста всей прелестью созидания из ничего. Эту часть рабочего дня я называю прибавочным рабочим временем, а затрачиваемый в течение её труд – прибавочным трудом (surplus labour).Насколько важно для познания стоимости вообще рассматривать её просто как застывшее рабочее время, просто как овеществлённый труд, настолько же важно для познания прибавочной стоимости рассматривать её просто как застывшее прибавочное время, просто как овеществлённый прибавочный труд»;  «изменение стоимости, которое совершается с v, с частью капитала, превращённой в рабочую силу, что, следовательно,  v + m = v + Δv (v плюс прирост v (Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. Т.1. Кн.1. Процесс производства капитала. – М.: Политиздат, 1983. -  стр. 228 и 225, раздел 1. Степень эксплуатации рабочей силы);

Будем считать, что все слагаемые имеют размерность «рабочего времени» простого труда. С другой стороны все слагаемые есть мера абстрактного труда, ибо сведение к некому простому труду, являющегося  «частицей всего общественного труда, затратой рабочей силы вообще, вне зависимости от его конкретных форм», то есть мера общественного фонда времени. Таким образом, общественный труд, деятельность вообще, вне зависимости от её конкретных форм – есть абстрактный труд, абстрактная деятельность, мерой которой служит расход фонда социального времени.

Ниже сделаем попытку  непосредственно «включить» в оценку v1 упомянутое обучение сложному труду следующим образом:

v1 = vp + (vu/n + vg/g + vq/u),                                                                  (7)

где        v1 – стоимость, создаваемая «сложным трудом» в рабочее время;

             vp - стоимость, создаваемая рабочей силой «простого труда  исполнителя сложного труда» (рабочее время), то есть стоимость, создаваемая рабочей силой «простого труда», равной по продолжительности данному «сложному труду»;

             vu - стоимость, создаваемая, «переносимая»,  рабочей силы «сложного труда»  исполнителя «сложного» труда  как результат  процесса его обучения данному «сложному труду», проявленное при производстве изготовляемого товарного изделия, общее число которых (изготовленных с его участием) за всю его трудовую жизнь составило n  единиц (при этом предполагается, что полученные знания и навыки этого «сложного труда» при производстве других изделий им не использовались, а «простая» составляющая vp в этом сложном труде учитывается отдельно, самостоятельно);

             vg - стоимость рабочей силы «сложного труда»  учителя «сложного» труда  в процессе обучения им данного исполнителя «сложного труда» (стоимость научения), то есть стоимость «переноса знаний» от учителя к ученику; при этом общее число обучаемых им учеников  данному виду «сложного труда» с участием данного исполнителя (бывшего ранее учеником) составило g  учеников;

             vq - стоимость, создаваемая, «переносимая»,  рабочей силы «сложного труда»  учителя «сложного» труда  в процессе обретения им навыков и познаний относительно этого вида труда (при этом предполагается, пока, что знания которыми обладает учитель, получены этим учителем самостоятельно в результате самообучения), а количество учеников, которым он передал (обучил) этим навыкам и знаниям за всю его жизнь составило  u учеников. Здесь величина  vq/u подобна «перенесённой стоимости» прошлого труда учителя, связанного с получением им знаний, которые он передаёт своим ученикам.

 

Наконец, напомним, что эти формулы (5 и 6) не расчётные, а всего лишь суть схемы, отражающие взаимосвязь используемых категорий, терминов и переменных.

Приведённое выражение  явно отражает, повторяет, «парадоксы» исследованной ранее проблемы стоимости интеллектуального продукта (см. статью в ЭФГ № 42 и 43 за ноябрь 2011 года).  В частности, это неадекватность  применения стоимостных оценок, используемых в рыночных производственных отношениях с их товарно-денежным механизмом взаимодействия агентов производства, относительно интеллектуального продукта (информации, знаний и т.п.) как результата интеллектуального труда.  При этом, во многом, труд учителя, ученика и самого специалиста как работника «сложного труда» (в отношении собственно «сложности труда») есть труд интеллектуальный, связанный с восприятием информации, знаний и навыков «сложного труда».

Но что особенно важно в данном контексте, так это то, что данная стоимостная «сложность труда», а именно (vu/n + vg/g + vq/u),  является по сути «прошлым трудом» как и стоимость «овеществлённого труда» c, поэтому  более правильно выражение (6) представить в виде:

w1 = (c1 + (vu/n + vg/g + vq/u)) + vp.                                                                  (8)

Здесь vp есть простой «живой труд», а выражение в скобках (c1 + (vu/n + vg/g + vq/u)) есть «прошлый труд», в том числе и «овеществлённый труд», то есть жизнедеятельность группируется  по двум моментам своего осуществления: в настоящем (простой «живой труд») и прошлом. (О результатах обучения можно говорить и как об «овеществлённом труде, деятельности», если при этом иметь ввиду не только материальность, как объективный процесс обучения, но и буквально «физиологическое овеществление» - как некое «переустройство мозга».)  В целом же и «живой труд» и «прошлый труд» есть части (частички) социального фонда времени жизнедеятельности общества, отнесённые к различным моментам жизнедеятельности общества, располагающимся, в общем случае, на всей календарной временной оси конкретного  исторического развития общества.

При этом, очевидно, что такой подход в принципе означает значительное расширение анализируемого календарного отрезка времени, связанного с «учётом» фонда времени «прошлого труда». Однако при этом вполне можно ограничиться достаточно коротким и конечным сроком, не затрагивая всей предшествующей ветви «наследственности» прошлого труда. Так, например, поступают с отношениями интеллектуальной собственности в части, так называемых,  авторских прав, ограничивая их определёнными обстоятельствами и сроками. В частности, согласно пункту 1 ст. 27 «Сроки действия авторского права»  Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах», - «Авторское право действует в течении всей жизни автора и 50 лет после его смерти …».

 С другой стороны, в реальном обмене, собственно и учитывается в целом расходуемый фонд времени, который некоторым образом  «задаётся» через стоимость предшествующим (в обмене) агентом производства-обмена.

Как и в случае интеллектуального труда (ИТ) здесь так же наблюдается, в частности при углублённом в прошлое анализе, полная неопределённость в собственной оценки  «сложного труда» (см. слагаемые выражения (7), заключённые в круглые скобки), а именно: (vu/n + vg/g + vq/u). Эта неопределённость вызвана следующим: - неопределённостью общего количества товара «n» из-за необходимости учёта выпуска этого продукта в будущем; -  неопределённостью числа учеников «g» и «u», не говоря уже о самой трудности получения этих оценок; неопределённостью, порождаемой  сложностью выделения в общем процессе обучения как самих объектов и субъектов, так и выделения самого предмета этого интеллектуального труда, имеющего отношение к данному товару, и его интеллектуальному продукту (ИП),  не поддающегося как товар «счётности» в единицах самого продукта ИТ.

В этих условиях неустойчивости оценки «сложного» ИТ, дающего ничем не ограниченные оценки колебания его «вклада» в общую оценку стоимости товара W и сама оценка стоимости товара  w1 становятся неопределёнными и неустойчивыми.

Наконец, сам характер взаимосвязи совокупной стоимости «сложного труда» и количества продуктов ИТ, оказывается прямо противоположным характеру взаимосвязи объёма и  стоимости  чисто товарного продукта, основанного только на простом труде. В результате, попытка оценки сложного труда, путём сведения его к простому труду, наталкивается на всё нарастающие противоречия в использовании «формулы стоимости» для продуктов со значимой и нарастающей  долей сложного труда, являющегося интеллектуальным трудом с его интеллектуальным и информационным продуктом.

Постоянный рост научно-технического прогресса, связанного в значительной степени с  резко возрастающей долей ИТ и его ИП, всё более и более ставит под сомнение возможность и необходимость придерживаться законов «экономического, капиталистического» уклада (как доминирующего способа общественного производства), всё более и более сталкиваясь с противоречиями рыночной, товарно-денежной доктрины социального развития общества. Множество фактов из хозяйственной жизни передовых стран «развитого капитализма» свидетельствуют о неуклонном отходе от этой доктрины в  фактической и практической жизни этих обществ. Капитализм, в его классическом виде непрерывно сдаёт одну позицию за другой, ибо уже не удовлетворяет современный уровень развития общественного производства, как производства и воспроизводства всей «действительной жизни».

 

3.3. Величина стоимости как «разномоментное» количество труда.

Часть социального времени v1, а именно (vu/n + vg/g + vq/u), оказывается затраченной не в момент завершения собственно производства данного продукта - t, а задолго до этого, «в среднем», в некоторый момент (t-x), и выступает в процессе непосредственного (собственно) производства в известной форме «овеществлённого труда» или иной формы «прошлого труда». Подобный пример был ранее рассмотрен  и нашёл отражение в  выражении (7), поэтому, учитывая календарную несинхронность составляющих затрат социального фонда времени, можно записать:

v1 = v1(t) + v1(t-x),                                                                          (9)

 где       v1(t) = vp;

             v1(t-x) = (vu/n + vg/g + vq/u).

Далее. В выражении (6) присутствует, так называемая, «стоимость потреблённых в производстве средств производства (перенесённая стоимость)» - c1, которая при соблюдении единой размерности  оценки стоимости в первом приближении, имеет также размерность «рабочего времени» простого труда (собственное время деятельности). Действительно, величина стоимости «средств производства» «определяется количеством труда, общественно необходимого для их производства, и измеряется рабочим временем». Следовательно, и часть «перенесённой стоимости следует «определять частью количества труда, общественно необходимого для её производства, и измерять рабочим временем».  Так как часть «средств производства» может «переносить» на производимый продукт свою стоимость полностью (расходные материалы), то в общем случае и величина c1 в выражении (6) так же может быть представлена на подобии выражения (9). Однако «сдвиг» по времени в прошлое этого производящего труда (деятельности) будет более глубоким. (Следует заметить, что в общем случае каждый вид деятельности, который так или иначе участвует в создании конечного продукта, имеет  и свой уникальный временной сдвиг «-x» относительно текущего времени данного «живого труда» t. Поэтому используемый нами сдвиг по времени между текущим «живым трудом» и прочими «прошлыми» видами деятельности и труда лишь «символичен». Более корректное введение этого временного сдвига в представленные выражения дело специальных исследований, однако, на уровне категориальных исследований и целей данной статьи этой единственной меры сдвига «-x»  вполне достаточно.)

 c1 = c1(t) + c1(t-x),                                                                         (11)

где        c1(t) – стоимость потреблённых в производстве «средств производства» в расчёте на единицу продукта, созданных в момент близкий к самому производству «товара»;

             c1(t-x) – «прошлый труд» для момента, отстающего от t на величину x.

 

Кроме того, форма труда, образующего стоимость потреблённых в производстве «средств производства» c1, так же как и v1, есть, в общем случае, форма «сложного труда», а поэтому структура этой стоимости  подобна выражению (7). Следовательно, можно записать,  c1 = cp + (cu/n + cg/g + cq/u).

Таким образом, на производство единицы любого продукта, услуги и прочих объектов и процессов действительной жизни общество расходует свой фонд времени равный величине T1:

 w1 = c1 + v1 = T1.                                                                         (12)

 T1 = c1 + v1= c1(t) + c1(t-x) + v1(t) + v1(t-x).                                                (13)

Введём обозначение:

v(t-x) = c1(t-x) + v1(t-x);   v(t) = c1(t) + v1(t).                                                 (14)

Отсюда получим, что на производство единицы любого продукта, услуги и пр. общество расходует следующий фонд времени T1 на момент производства t:

 T1 = T1(t) = v(t-x) + v(t).                                                                   (15)

Казалось бы, что здесь зафиксирован по сути возврат к исходному марксовому выражению (6), однако отличие состоит в том, что здесь строго выполняется разделение, скажем так, «рабочего времени», измеряемого в единицах простого труда, который по продолжительности равен действительной продолжительности данного «сложного труда», а не некого «сведения», как пишет К. Маркс, сложного труда к «простому труду». Это разделение связано с моментом проявления, осуществления, того или иного вида конкретного живого труда, а точнее, - деятельности, и измеряемого именно его продолжительностью. Текущий момент соотноситься с параметром «календарного» времени t, а прочие моменты, в общем случае, фиксируются дискретно с шагом квантования x. (Очевидно, что в более общем случае следовало бы ориентироваться на непрерывное моделирование воспроизводственного процесса, однако для понимания категориальной сути пока достаточно и дискретной интерпретации, тем более, что в предельном варианте, при x стремящимся к 0, несложно перейти и к непрерывному учёту моментов «календарного времени t.)

Как видно из выражения (15) ранее был учтён всего лишь один период квантования, величиной (x), то есть получена весьма грубая оценка затрат социального фонда времени, как оценка первого приближения.

К месту будет и напоминание следующего высказывания К. Маркса по поводу сведения сложного труда к простому: «Различные пропорции, в которых различные виды труда сводятся к простому труду как единице их измерения, устанавливаются общественным процессом за спиной производителей и потому кажутся последним установленным обычаем. Ради простоты в дальнейшем изложении мы будем рассматривать всякий вид рабочей силы непосредственно как простую рабочую силу, - это избавит нас от необходимости сведения в каждом отдельном случае сложного труда к простому» (там же, стр. 52).

То есть для конкретных случаев примеров, но и, в первую очередь, для более полного и точного выявления реальных связей воспроизводственного процесса действительной жизни, мы в нашем исследовании отказываемся от «простоты» исходного категориального материала в форме «простого труда» и «сведения сложного труда к простому».

В нашем случае речь, по сути, идёт не о неком «простом труде», а о труде или деятельности вполне конкретной и «сложной» (в прежней терминологии). Но вся, так называемая, «сложность» оказывается на поверку трудом «прошлым». При этом, на момент текущего проявления этого «сложного труда», этот «сложный труд» для «обученного ранее» исполнителя является, по сути, «простым трудом» или просто трудом, деятельностью, не вызывающей никаких сложностей в исполнении его. 

Это позволяет в значительной мере отказаться от излишнего абстрагирования в марксистском понимании современного мира и более адекватно отобразить сложность отношений в современном социуме и в самом развитии общества. В частности это касается и проблемы интеллектуального труда, его интеллектуального продукта, а так же понимания отношений и сути грядущего Информационного общества.

Итак, в качестве исходного материала вместо «рабочего времени» мы опираемся на весьма близкий, но иной «материал».  Суть этого заключается в переходе от абстрактного «простого труда», «устанавливаемого общественным процессом за спиной производителей», к труду, а более полно и шире, к деятельности (в данной работе – только основной деятельности). Это деятельность количественно измеряется социальным фондом времени основной жизнедеятельности общества, тогда как в частном случае исследования, например, в «Капитале» К. Маркса, это будет «рабочее время».

После этого возврата к К. Марксу запишем в полном виде выражение с «итоговой» оценкой («всего»)  расхода (точнее было бы говорить о «соответствие») социального фонда времени общества связанным так или иначе с производством единицы продукта. На рисунке 3 представлен фрагмент формирования расхода социального фонда времени, связанного с производством единицы продукта, подобного отображённому на схеме рис. 2, но в отличие от неё не на календарную глубину  x  (да ещё лишь «в среднем»), а на несколько периодов квантования.

 

Рис. 3. Расход социального фонда времени общества, связанный с производством данного продукта его жизнедеятельности.

 Понятно, что число учитываемых периодов квантования «k» ограничено  лишь самим историческим периодом развития общества и в пределе меняется от 0 до (знак «бесконечности»). (Отсутствие периода квантования (x = ∞) равносильно учёту только текущего «живого труда» в момент t, что, так или иначе, используется К. Марксом в его труде «Капитал».)  Соответственно «глубина» учёта расхода социального фонда времени равна k × x. Тогда выражение (15) с учётом дополнительных обозначений можно записать следующим образом:

T1 = T1(t, k=1) =  v(t) + v(t-(1×x)).                                                     (16)

В общем случае для оценки T1 будем иметь:

T1 = T1(t, k) = v(t) + v(t - (1×x)) + v(t - (2×x)) + v(t - (3×x)) + … + v(t - (k×x)).            (17)

 Или

T1 = T1(t, k) =  Σ v(t-(d×x)),                                                     (18)

где   Σзнак суммы всех слагаемых v(t-(d×x)), при всех целых значениях d в интервале от 0 до k.

 

На схеме рисунка 3 слагаемые выражения (18) отображены в правом столбце.

Возможно, может показаться, что в этих выражениях теряются такие элементы марксового понимания эксплуатации как прибавочная стоимость, норма эксплуатации и пр. Однако всё это остаётся в силе, ибо каждое слагаемое выражения (18) есть «живой труд», а поэтому прибавочная стоимость на каждом шаге квантования «d» имеет  вид:

 m(d) = v(t-(d×x)) × m*(d) /(1 + m*(d)),                                                             (19)

где        m*(d) – норма прибавочной стоимости на момент времени (t-(d×x)).

 Следует особо заметить, что  для обоснованного применения и дальнейшего раскрытия выражений (16) и (18) необходимо привести оценки величин v(tи  v(t-x),  а равно и все слагаемые v(t-(d×x)) к одному моменту времени, то есть обеспечить их сопоставимость.  Это обусловлено тем, что  один час момента (t)  в производительном смысле (объёма производства в единицах одного и того же продукта) выше чем час времени момента (t-x), и тем более моментов (t-(d×x)) для d>1, в силу непрерывного роста производительности труда и эффективности жизнедеятельности  в условиях восходящего развития общества. Например, если за летний сезон  в прошлом человек мог построить лишь треть дачного домика на садовом участке, а ещё вчера уже две трети дачного домика, то завтра (даже сегодня), он в состоянии построить  дачной домик на садовом участке за год (в течение одного дачного сезона).  То есть сегодняшний сезон (год) одного дачника-строителя «равен» по фонду времени как бы трём сезонам (годам) прошлых лет.

Чтобы не отягощать текст данной статьи громоздьём формул, приведём (напомним) один из простейших методов приведения фондов времени различных лет к одному из выбранных моментов времени. Формулы эти подобны «классическим» выражениям, так называемых, взвешивающих функций ψ(t…)  для приведения несинхронные затрат к одному и тому же моменту времени». То есть, как говорят экономисты, используется некоторый «дисконт – своего рода множитель»  будущих и прошлых затрат фонда времени, приведённых к одному моменту времени для сопоставления. Приведение будем осуществлять к моменту времени t.  Тогда, например, приведённый фонд времени v(t-x), условно обозначенный через нижнее подчёркивание символа  v, v(t-x), будет равен:

 v(t-x) = v(t-xψ(t для момента (t-x)).                                                     (20)

Соответственно и аналогично:

v(t+x) = v(t+xψ(t для момента (t+x)),

v(t) = v(t), здесь ψ(t для момента t) = 1,

v(t-x) = v(t-xψ(t для момента (t-x)),

v(t-2x) = v(t-2xψ(t для момента (t-2x)),

и т. д.

В этих выражениях через  ψ(t …) обозначены  взвешивающие функции.

Проиллюстрируем сказанное, непосредственно используя условные численные значения взвешивающих функций:  ψ(t для момента (t-2x)) = 0,85; ψ(t для момента (t-x)) = 0,9; ψ(t для момента t) = 1; ψ(t для момента (t+x)) = 1,2. Кроме того положим, что оценки величин T1(t, k=1)  и  T1(t, k=2) и их составляющие известны:  

T1(t, k=1) =  v(t) + v(t-(1×x)) = v(t) + v(t-x) = 1 + 1 =2;

 T1(t, k=2) = vt + v(t-x) + v(t-2x) = 1 + 1 + 0,5 = 2,5.

Понятно, что эти оценки взяты в представлениях соответствующего момента времени  (t-(d×x)) при d=0,  d=1 и d=2. Разумеется, что все оценки условны и призваны лишь показать суть механизма приведения оценок фонда времени, относящихся к различным календарным периодам, к одному моменту синхронизации t.

В результате получаем согласно вышеприведённым выражениям (обозначая по-прежнему приведённые оценки «фонда времени» T1(t)  с помощью нижнего подчёркивания):

 T1(t, k=1) = v(t) × ψ(t для момента t) + v(t-x) × ψ(t для момента (t-x)) = 1× 1 + 1 × 0,9 = 1 + 0,9 = 1,9;

 T1(t, k=2) = v(t) × ψ(t для момента t) + v(t-x) × ψ(t для момента (t-x)) + v(t-2x) × ψ(t для момента (t-2x)) = 1 × 1 + 1× 0,9 + 0,5 × 0,85 = 1 + 0,9 + 0, 425 = 2,325.

 Очевидно, что полученные оценки  расхода социального фонда времени  для одного и того же продукта обладают различной степенью «глубины» учёта прошлого труда, а поэтому различной степенью точности (приближения к истинному значению расхода), разумеется, все используемые оценки приведены к моменту t.

Несмотря  на всю условность примера, ясно, что сама типологическая структура оценок величины T1 подобна  типологической структуре оценок как живого труда, так и прошлого, а равно структуре вообще (социального) действительного фонда жизнедеятельности общества, то есть всяческой деятельности в целом по производству и воспроизводству всей действительной жизни общества.

Таким образом, можно рассматривать социальный фонд времени общества, представленный на рис. 2, как площадь тонированной поверхности  этой схемы. При этом, с одной стороны, эта площадь есть результат сложения (интегрирования) «текущих» фондов социального времени общества на каждый момент его  исторического существования, причём для каждого календарного момента существует своё значение  взвешивающей функции. Этот подход, ярко иллюстрируется выражением (18) на примере для одной единицы продукта, то есть, образно говоря, социальный фонд времени общества TO складывается как бы из различных текущих календарных (например, годовых) слоёв фондов времени прошлого.

С другой стороны, социальный фонд времени общества TO, можно рассматривать, согласно рис. 2, как результат сложения фондов времени  общества по различным  типологиям основной деятельности (способам воспроизводства). Условно говоря, социальный фонд времени общества TO складывается как бы из различных «вертикальных слоёв» типологических фондов времени, выделенных на рис. 2 различной тональностью серого цвета.

То есть, это два ортогонально различных подхода к «структуированию» социального времени общества, которые в ряде задач структурного анализа могут использоваться одновременно, что собственно и демонстрируется схемами рисунков 2 и 3.

Наконец, изложенное в полной мере отражает ту мировоззренческую позицию, которая исходит из примата общества, демонстрируя, что только общество, а не отдельный человек – человек вне общества, способно к своему воспроизводству. В образах это близко к метафорическому описанию общества как единого организма, единого целого. Поэтому любой продукт, так называемой,  человеческой деятельности есть продукт деятельности общества как единого и неразрывного целого. В этой связи всякое сведение этой деятельности к деятельности отдельного члена общества, индивида, есть всего лишь промежуточный шаг в анализе функционирования и развития отдельных частей общества, требующий непременно последующего синтеза на уровне всего общества. 

  

3.4. Оценка деятельности (труда) с опорой на социальный фонд времени общества.

   Творческий, производящий труд, деятельность, как был, так и остаётся, говоря идеологическим сленгом, двигателем общественного производства и воспроизводства современного социума, человеческого общества, всё более и более наращивая самое непосредственное участи в воспроизводственных процессах. Поэтому, чтобы правильно оценить истоки всех стоимостных парадоксов сложного труда, непосредственно и тесно связанным с трудом интеллектуальным и «информационным», необходимо изначально в оценках воспроизводственных процессов действительной жизни опираться на весь жизнедеятельный фонд социального времени общества. Особенно это важно, если идёт речь о стоимостных оценках товара или иного продукта «рабочим временем», ибо вся жизнедеятельность общества и человека есть воспроизводство той жизни, которая  есть, со всеми её позитивными и негативными сторонами.

Поэтому, следуя последовательно логике рассмотренного примера по оценке сложного труда товарного производства (ЧЭФ «экономическая») посредством выделения в стоимости создаваемой живым трудом части стоимости, создаваемой интеллектуальным трудом (как основной деятельности информационного производства и соответствующей ЧЭФ «информационная, знаниевая»), необходимо изначально при оценке любого современного продукта жизнедеятельности (а не только «вещи») учитывать и выделять в стоимости соответствующие части раздельно по всем типам общественного производства.  Это будет действительно объективной оценкой любого общественного продукта (услуги, товара и прочих  результатов  жизнедеятельности) именно как продукта, произведённого с использованием всех известных воспроизводственных подпроцессов ЧЭФ общественного производства, ибо в чистом виде эти подпроцессы всего лишь научные абстракции. То есть, грубо говоря, если не заниматься (не учитывать), например, воспроизводством (размножением) самих людей как биологических существ, то не будет никаких продуктов и товаров вообще, ибо не будет самого общества, в котором эти продукты и товары производятся и воспроизводятся. Следовательно, труд,  деятельность по рождению самих детей, их «вскармливанию» и воспитанию должен быть учтён в первую очередь, ибо это основа существования самого общества.

Возвращаясь к выражениям (16) и (18), позволяющим оценить расхода социального фонда времени на производство единицы продукта (или услуги)  «T1», и к полной структуре социального фонда времени общества (2),  запишем выражение (18)  с учётом всей типологии фондов времени различных ЧЭФ.  Это будет оценка (мера) расхода общественного социального времени, связанного с производством любого «продукта» жизнедеятельности, учитывающая  всё многообразие типов жизнедеятельности общества и её членов. В тоже время это будет и оценка «количества жизнедеятельности» (а в частном случае классического «труда»), связанного с производством и, по сути, необходимого для производства, той или иной единицы продукта или услуги – T1(t), а в частном случае - товара. Это будет «количество» основной жизнедеятельности, выполняемой разными исполнителями или одним и тем же исполнителем, но в различные моменты времени на всём множестве различных типов жизнедеятельности. Итак, в общем случае:

 T1(t) = (vh(t-x)  + vr(t-x)  + vf(t-x)  + vk(t-x)  + vs(t-x)  + vinf(t-x)  + vz(t-x)) +

 (vh(t)  + vr(t)  + vf(t)  + vk(t)  + vs(t)  + vinf(t)  + vz(t)),                                    (21)

где       T1(t) - количество жизнедеятельности как мера общественного социального фонда времени жизнедеятельности общества, обеспечивавшего производство единицы данного продукта в момент t или, точнее, - фонда времени, в процессе «реализации» (расходования) которого была произведена единица данного продукта в момент t;

   vh(t) - количество жизнедеятельности в рамках ЧЭФ «первобытная», которая отображает воспроизводство такого типологического объекта «действительной жизни» как «общая жизнь» в момент t, то есть саму, можно сказать, биологическую форму существования людей как членов общества;

   vr(t) - количество жизнедеятельности в рамках ЧЭФ «рабовладение», которая отображает воспроизводство такого типологического объекта «действительной жизни» как «работник» в момент t, то есть саму способность людей «трудиться», быть способным к определённому виду деятельности как умению (специализации, профессионализму);

  vf(t) - количество жизнедеятельности в рамках ЧЭФ «феодальная», которая отображает воспроизводство такого типологического объекта «действительной жизни» как «пространство производства» в момент t, то есть некоторого самодостаточного пространства жизни и производства (жизнедеятельности), обеспечивающего полный цикл жизнедеятельности (жизни) людей как членов общества и самого общества;

vk(t) - количество жизнедеятельности в рамках ЧЭФ «капиталистическая (экономическая, рыночная)», которая отображает воспроизводство такого типологического объекта «действительной жизни» как «средство производства (товар, вещь)» в момент t, то есть некоторого множества «артефактов», орудий труда и жизнедеятельности, обеспечивающих жизнедеятельность людей, и «дополняющих» их, как членов общества и само общества;

vs(t) – количество жизнедеятельности в рамках ЧЭФ «функциональная (отраслевая, плановая)» или, иначе,  - «линейная форма социализма», которая отображает воспроизводство такого типологического объекта действительной жизни как «технология, функция» в момент t, то есть некоторое множество взаимосвязанных работ и жизнедеятельности, обеспечивающих гармоничное  существование общества и человека;

vinf(t) – количество жизнедеятельности в рамках ЧЭФ «информационная», которая отображает воспроизводство такого типологического объекта действительной жизни как «информация» в момент t, то есть некоторое множество всевозможных «данных, сведений и знаний», связующих людей,  их опыт и культуру, их  работу и всяческую жизнедеятельность, обеспечивающих тем самым единое гармоничное  существование общества и человека как социального существа;

vz(t) – количество жизнедеятельности в рамках ЧЭФ «когнитивно-креативная, знаниевая» которая отображает воспроизводство такого типологического объекта «действительной жизни» как «знания, система знаний» в момент t, то есть «онаучивание» всяческой жизнедеятельности;

vh(t-x), vr(t-x), vf(t-x), vk(t-x), vs(t-x), vinf(t-x), vz(t-x)  – количество жизнедеятельности в рамках соответствующих ЧЭФ, которые отображают воспроизводство соответствующих ЧЭФ типологических объектов в момент (t-x), приходящихся на производство единицы данного продукта в моменты t и (t-x).

Кроме того, все слагаемые выражения (21) есть меры общественного социального времени жизнедеятельности общества (членов общества) соответствующей типологии («общая жизнь», «работник», «пространство производства», «средство производства (товар, вещь)», «технология, функция», «информация», «знания»). То есть времени,  в совокупности приходящегося на производство единицы данного продукта в момент t и обеспечивающего его производство.

Аналогично можно записать и выражение (18):

T1 = T1(t, k) = Σ vh(t-(d×x)) + Σ vr(t-(d×x)) + Σ vf(t-(d×x)) + Σ vk(t-(d×x)) +

+ Σ vs(t-(d×x)) + Σ vinf(t-(d×x)) + Σ vz(t-(d×x)),                                                 (22)

где   Σзнак суммы всех слагаемых v…(t-(d×x)), при всех целых значениях d в интервале от 0 до k.

 Таким образом, полное выражение для оценки расхода социального времени (как «стоимости») по производству единицы продукта в момент t , а точнее, - фонда времени, в результате расходования которого было обеспечено  производство единицы данного продукта в момент t, состоит из 7×( k + 1) элементов-слагаемых. На рисунке 2 в конкретном и весьма условном примере эти элементы обозначены маленькими тёмными пронумерованными  квадратиками со скруглёнными углами. На рисунке 3для простейшего условного примера, но на ещё большую глубину учёта расходов фонда времени d, показаны соответствующие  элементы выражения (22) для производства этого простейшего условного продукта.

Однако в классическом марксизме  используется,  по сути, только выражение (21), а непосредственно в нём используется только фонд времени «vk»,  точнее,  vk(t) - в основном как «живой труд» и  vk(t-x) – в основном как «овеществлённый труд», причём только труд по производству «вещи» (товара).  При этом количество «живого труда» (за исключением «прибавочного труда»!) как стоимость рабочей силы и как необходимый труд, должно обеспечить семью, воспитание, здоровье, образование и пр. То есть, переходя к оценкам по формулам (21) и (22), следует отметить, что они  должны быть равны по стоимости, численно,  фонду времени по всем прочим видам (типологической) деятельности, а, следовательно, обеспечить благополучение по всей соответствующей структуре деятельностей в обществе, скажем так, на обозримую глубину прошлого. Иначе говоря, чтобы стал возможным труд по производству «вещей», необходимы все прочие виды деятельности. (Искать, что впереди, «курица или яйцо», бесполезно, ибо «действительная жизнь» едина как и эта пара, одно без другого не существует!)

Наконец, К. Маркс, отвечая на вопрос, -  чем определяется стоимость рабочей силы, прямо пишет (там же, стр.181-183):

«Стоимость рабочей силы, как и всякого другого товара, определяется рабочим временем, необходимым для производства, а следовательно, и воспроизводства этого специфического предмета торговли. Поскольку рабочая сила — стоимость, в ней самой представлено лишь определенное количество овеществленного общественного среднего труда. Рабочая сила существует только как способность живого индивидуума. Производство рабочей силы предполагает, следовательно, существование последнего. Раз существование индивидуума дано, производство рабочей силы состоит в воспроизводстве самого индивидуума, в поддержании его жизни. Для поддержания своей жизни живой индивидуум нуждается в известной сумме жизненных средств. Таким образом, рабочее время, необходимое для производства рабочей силы, сводится к рабочему времени, необходимому для производства этих жизненных средств, или стоимость рабочей силы есть стоимость жизненных средств, необходимых для поддержания жизни ее владельца. Но рабочая сила осуществляется лишь путем внешнего ее проявления, она осуществляется только в труде. В процессе ее осуществления, в труде, затрачивается определенное количество человеческих мускулов, нервов, мозга и т. д., которое должно быть снова возмещено. Эта усиленная затрата предполагает усиленное возмещение (43).  Собственник рабочей силы, трудившийся сегодня, должен быть в состоянии повторить завтра тот же самый процесс при прежних условиях силы и здоровья. Следовательно, сумма жизненных средств должна быть достаточна для того, чтобы поддержать трудящегося индивидуума как такового в состоянии нормальной жизнедеятельности. Сами естественные потребности, как-то: пища, одежда, топливо, жилище и т. д., различны в зависимости: от климатических и других природных особенностей той или другой страны. С другой стороны, размер так называемых необходимых потребностей, равно как и способы их удовлетворения, сами представляют собой продукт истории и зависят в большой мере от культурного уровня страны, между прочим в значительной степени и от того, при каких условиях, а следовательно, с какими привычками и жизненными притязаниями сформировался класс свободных рабочих(44). Итак, в противоположность другим товарам определение стоимости рабочей силы включает в себя исторический и моральный  элемент. Однако для определённой страны и для определенного периода объём и состав необходимых для рабочего жизненных средств в среднем есть величина данная.

Собственник рабочей силы смертен. Следовательно, чтобы он непрерывно появлялся на рынке, как того требует непрерывное превращение денег в капитал, продавец рабочей силы должен увековечить себя, «как увековечивает себя всякий индивидуум, т. е. путем размножения» (45) Рабочие силы, исчезающие с рынка вследствие изнашивания и смерти, должны постоянно замещаться по меньшей мере таким же количеством новых рабочих сил. Сумма жизненных средств, необходимых для производства рабочей силы, включает в себя поэтому жизненные средства таких заместителей, т. е. детей рабочих, и таким путем увековечивается на товарном рынке раса этих своеобразных товаровладельцев (46).

Для того чтобы преобразовать общечеловеческую природу так, чтобы она получила подготовку и навыки в определенной отрасли труда, стала развитой и специфической рабочей силой, требуется определенное образование или воспитание, которое,  в свою очередь, стоит большей или меньшей суммы товарных эквивалентов. Эти издержки на образование различны в зависимости от квалификации рабочей силы. Следовательно, эти издержки обучения — совершенно ничтожные для обычной рабочей силы – входят в круг стоимостей, затрачиваемых на ее производство.

Итак, стоимость рабочей силы сводится к стоимости определенной суммы жизненных средств. Она изменяется поэтому с изменением стоимости этих жизненных средств, т. е. с изменением величины рабочего времени, необходимого для их производства.»

 «Стоимость рабочей силы определяется рабочим временем, необходимым для существования не только отдельного взросло го рабочего, но и рабочей семьи».(там же, стр.406)

 «Капитал, отчужденный в обмен на рабочую силу, превращается в жизненные средства,  потребление которых служит для воспроизводства мускулов, нервов, костей, мозга рабочих, уже имеющихся налицо, и для производства новых рабочих. … Это — производство и воспроизводство необходимейшего для капиталиста средства производства — самого рабочего». (там же, стр585)

 «Человек может расходовать в продолжение суток, естественная продолжительность которых равна 24 часам, лишь определённое количество жизненной силы.  <…> В продолжение одной части суток сила должна отдыхать, спать, в продолжение другой части суток человек должен удовлетворять другие физические потребности – питаться, мыться, одеваться и т.д. Кроме этих чисто физических границ удлинение рабочего дня наталкивается на границы морального свойства: рабочему необходимо время для удовлетворения интеллектуальных и социальных потребностей, объём и количество которых определяется общим состоянием культуры». (там же, стр. 243)

Таким образом, работник трудится как бы «от имени» и силами некого своего «миниобщества», обеспечивающего его жизнедеятельность, без которого он сам не может существовать. С другой стороны сам работник производит то количество «необходимого» продукта в стоимостном выражении, которое нужно для жизнедеятельности (в среднем) его миниобществу, а так же и прибавочный продукт, который также необходим обществу (в его, скажем так, сложившейся конфигурации). Итак, грубо говоря, в стоимость, создаваемую «живым трудом» работника входит стоимость, образуемая  жизнедеятельностью его миниобщества, а в некоторой части и самого общества, в котором оно существует.

Итак, работник, так или иначе, производит продукт в том объёме, который необходим обществу в целом для поддержания воспроизводственного процесса самого общества в его сложившейся конфигурации,  включая и «миниобщество» работника. То есть, прибавочный продукт обществу «нужен», но он присваивается капиталистом и доходы от его реализации полностью поступают в доход капиталиста.

При этом целесообразно напомнить упомянутую вначале марксову формулу «стоимости являющейся не свойством вещи, а выражающей производственные отношения товаропроизводителей». И хотя всеми признаётся, что «величина стоимости товара определяется количеством труда, общественно необходимого для его производства, и измеряется рабочим временем», то, как выше было показано, в оценках этой стоимости  возможны, как принято говорить, «варианты». При этом мы обходим и не углубляемся, пока, в проблему сравнимости труда и деятельности, так это, действительно отдельная проблема и свой дискурс. Что же касательно всяческих «измерений», то напомним, что это всего лишь некоторые (первые) «приближения» к категории «стоимости». Сами же категории невозможно исчислить вообще, ибо это «нечто, не определяемое строго».

Да, у Маркса идёт речь о производственных отношениях товаропроизводителей, однако взглянем на это шире, делая это в рамках анализа всего социального фонда времени общества. – А это значит, что за частным случаем производства «товара» стоит само воспроизводство и производство действительной жизни и в этом смысле производственные отношения членов общества по этому поводу и лишь как часть этих отношений по поводу «товара», вещи. В этой связи Ф. Энгельс писал Й. Блоху (сентябрь 1890 года), что на исторический процесс развития общества оказывает влияние масса факторов, но у них с Марксом не было возможности проанализировать всё:

«…Согласно материалистическому пониманию истории в историческом процессе определяющим моментом в конечном счете является производство и воспроизводство действительной жизни.

Ни я, ни Маркс большего никогда не утверждали. Если же кто-нибудь искажает это положение в том смысле, что экономический момент является будто единственно определяющим моментом, то он превращает это утверждение в ничего не говорящую, абстрактную, бессмысленную фразу».

Это даёт основание утверждать, что величина стоимости как некая общественная ценность любого продукта (в том числе и товара) определяется в обществе количеством деятельности (труда), общественно необходимого (расходуемого) для его производства в условиях именно данного общества, именно как следствие всей жизнедеятельности данного общества, и измеряется фондом социального времени жизнедеятельности общества.

Поэтому, с учётом вышеприведённых преобразований и в полном согласии с основой формулы стоимости единицы продукта (12), а равно и (6), представляется вполне обоснованным использование для оценки «стоимости» продукта фонд социального времени общества, структурированный в соответствии с полным перечнем типологических объектов и процессов действительной жизни по «Полилогии …». Этот фонд времени  представлен выражением для T1(t)  по формуле, например, (21), а в общем случае по формуле (22). Тогда, и только в первом приближении,  «новая» марксова формула стоимости, обозначенная через w1* и в некотором отношении подобная  (12), примет вид:

w1* = T1(t) = (vh(t-x)  + vr(t-x)  + vf(t-x)  + vk(t-x)  + vs(t-x)  + vinf(t-x)  + vz(t-x)) +

 (vh(t)  + vr(t)  + vf(t)  + vk(t)  + vs(t)  + vinf(t)  + vz(t)).                                           (23)

 Следует заметить, что первая сумма в скобках составляет «прошлую деятельность» (в том числе  и «прошлый труд» и «овеществлённый труд» и деятельность). Вторая сумма в скобках – «текущую деятельность» (в том числе и «текущий труд»), то есть простую «живую деятельность», в том числе и «живой труд».

В общем случае выражение для оценки стоимости продукта, основанное на формуле (22), будет иметь вид:

 w1* = T1(t, k) = Σ vh(t-(d×x)) + Σ vr(t-(d×x)) + Σ vf(t-(d×x)) + Σ vk(t-(d×x)) +

Σ vs(t-(d×x)) + Σ vinf(t-(d×x)) + Σ vz(t-(d×x)),                                                 (24)

где   Σзнак суммы всех слагаемых v…(t-(d×x)), при всех целых значениях d в интервале от 0 до k.

 Итак, изложенное позволяет, так же в первом приближении, считать вполне закономерной замену марксовой формулы (6) на выражения (23) и (24), особенно в части эквивалентного обмена товарами в условиях капиталистического способа производства.

Далее обратим внимание на некоторые особенности общего выражения для оценки стоимости продукта (24), вытекающие из самих принципиальных мировоззренческих основ, на базе которых оно и было получено.

 

 3.5. От общего к частному, - в производстве и обмене.

Согласно марксовому учению общий объём стоимости товаров W (5), создаваемых на капиталистических предприятиях, как говорится, по определению, равен сумме стоимостей всех создаваемых товаров w1 (6):

W = Σw1 = Σс1 + Σ(v + Δv) = Σс1 + Σv1,                                                  (25)

 где       Σзнак суммы всех слагаемых стоимостей единиц товаров и их составляющих;

C = Σс1; (V + ΔV) = Σv1.

 Однако, как выше было показано, перенесённая стоимость и стоимость «овеществлённого труда» есть в конечном итого «живой труд» прошлого, измеряемый социальным фондом времени ЧЭФ «экономическая». При этом только на текущий календарный момент можно говорить о действительно живом труде. Таким образом, с незначительной погрешностью, касающейся докапиталистического этапа исторического развития общества, общий объём стоимости товаров W, создаваемых на капиталистических предприятиях равен социальному фонду времени ЧЭФ «экономическая» градации капитализм:

 W = F(i=4, j=4).                                                                      (26)

 В то же время, согласно излагаемой концепции, как отдельно взятый продукт, а равно и весь объём капиталистического производства градации «Капитализм» рассматривается как результат деятельности всего общества, всех его граждан в совокупности (ибо только общество, в историческом плане, и способно как существовать, так и производить).

Однако, когда возникает необходимость во внутрисистемном анализе, в сравнении, скажем так, «усилий»  общества по производству различных товаров,  то «автоматически» возникает необходимость в разделении  всего социального фонда времени градации «капитализм» на части, которые в той или иной степени, можно сказать, обеспечивают производство каждого из этих товаров.  В частности подобная ситуация возникает непосредственно при разрешении проблемы эквивалентного обмена товаров, которая блестяще и критически была проанализирована и разрешена на уровне теории К. Марксом в его известном труде «Капитал». Ниже изложим наше понимание, возможную логику перехода от изложенных в статье представлений о стоимости к марксовым положениям «Капитала».

В сравнении с общим объёмом капиталистического производства по Марсу (см. (25)), запишем стоимость того же натурального объёма производства, но уже опираясь, в полной мере,  на общий социальный фонд времени общества по основной деятельности. Согласно выражению (2) полный  фонд времени градации капитализм T(i=4) равен:

T(i=4) = N(i=4) x G = Σ Fij = F(i=4, j=1) + F(i=4, j=2) + F(i=4, j=3) + F(i=4, j=4)

                                                            + F(i=4, j=5) + F(i=4, j=6) + F(i=4, j=7).                                   

Как уже отмечалось, производство товарной продукции есть результат всей жизнедеятельности общества, результат самого существования (!) общества. То есть действительное, так называемое, «рабочее время» не  F(i=4, j=4), а T(i=4), в которое F(i=4, j=4) входит лишь как составная часть. Фонд социального времени T(i=4) содержит в себе также и «рабочее время» прошлого и живого труда, реализуемое в процессах производства товарного продукта (вещи). Поэтому нельзя, строго говоря, утверждать, как это иногда делается при толковании марксовой формулы (5), а равно и (6), что производство  товарного продукта происходит только за счёт реализации рабочего времени  живого (V+ ΔV) и овеществлённого труда, скрытого за перенесённой стоимостью (C) основных средств  производства, в том числе и «расходных материалов». Именно поэтому в предназначенность «необходимого труда» входит «стоимость жизненных средств», необходимых не только для собственного воспроизводства рабочей силы, но и интеллектуальных и социальных потребностей, потребностей семьи носителя конечной «рабочей силы» как элемента в воспроизводственном процессе самого человека, его нормальной жизнедеятельности. (В предыдущем разделе на этот счёт нами обильно цитировался «Капитал» К. Маркса.)

Всё это даёт основание считать, что «стоимость» продукта в капиталистическом обществе формируется на основе всего социального фонда времени градации  T(i=4). Обозначив эту «новую», полилогическую, оценку стоимости как W*, получим:

W* = T(i=4).                                                                   (27)

 Раскроем  T(i=4):

W* = F(i=4, j=1) + F(i=4, j=2) + F(i=4, j=3) + F(i=4, j=4)  + F(i=4, j=5) + F(i=4, j=6) + F(i=4, j=7).      (28)                                

Здесь следует ещё раз напомнить, что в классическом марксизме  непосредственно используется  из выражения (28) только фонд времени F(i=4, j=4),  включающий как живой труд, так  и  овеществлённый труд, причём только труд по производству «вещи» как товара. 

Определим соотношение «масштабов цен» в случаях оценки стоимости по выражениям (26) и (28), имея ввиду, что объём и состав продукта в обоих случаях один и тот же для данного производства. (Напомним, что в частном случае  масштаб цен «это единица, устанавливаемая государством в качестве денежной единицы» измерения массы золота при определении количества золота как цены товаров. «Масштаб цен служит для измерения массы золота. В дореволюционной России в конце Х1Х столетия денежной единицей был рубль, приравненный к 0,7742 гр. чистого золота».)  Говоря иначе, в выражениях (26) и (28)  для оценки величин W и W*  используется «время жизнедеятельности». Только в первом случае это «рабочее время» непосредственного производителя продукта, то есть  F(i=4, j=4), а во втором, - это фонд «время жизнедеятельности» общества F(i=4), который включает в себя как часть само «рабочее время». Именно этот полный фонд социального времени градации капитализм прямо и опосредовано был израсходован  обществом в связи с производством этого объёма продуктов, а так же и на выполнение прочей жизнедеятельности, что  в целом определяется как производство и воспроизводство действительной жизни.

Итак,  соотношение «масштабов цен» S(i=4) капиталистического  общества  в случаях оценки стоимости по выражениям (26) и (28), а точнее, соотношение «масштабов социального фонда времени», ставящегося в соответствие произведённому объёму  продуктов как товаров для последующего эквивалентного товарообмена «при совпадении спроса и предложения», равно:

S(i=4) = W/ W* = F(i=4, j=4)/ T(i=4),                                                      (29)

Таким образом, согласно выражению (3) для долей общего фонда времени градации, получаем:

 S(i=4) = D(i=4, j=4).                                                                    (30)

То есть, данное соотношение  «масштабов фондов времени» градации (любой градации!) S(i) всего лишь доля фонда времени доминирующей (главной) ЧЭФ (i=j) в социальном фонде времени  соответствующей градации (см. (3)).

Теперь перейдём к непосредственной оценки данного соотношения  на основе единичных товаров, возвращаясь при этом  в какой-то мере к природе выражения (24) для капиталистического производства.

Положим, что в качестве предметов сравнения выступают два резко различных товара, тогда необходимо общий фонд времени общества  градации капитализм T(i=4) разделить между ними и, естественно, не поровну. – Но как?

Очевидно, что это деление должно соответствовать каким-либо   характерным и существенным «параметрам» этих продуктов, причём непосредственно связанных с социальным фондом времени общества и являющихся его составной частью. Такими характерными параметрами являются марксовский овеществлённый и живой труд, точнее рабочее время «живого труда» и «овеществлённого труда».  В то же время  это  есть и рабочее время, как марксова мера стоимости последнего  технологического передела материальных ресурсов, которое непосредственно связано с заключительным этапом по производству данных продуктов как товаров. 

Так, например, если рассмотреть  выражение первого приближения (23) «полилогической» оценки стоимости единицы товара w1*, то оно содержит две соответствующие группы слагаемых: (vh(t-x)  + vr(t-x)  + vf(t-x)  + vk(t-x)  + vs(t-x)  + vinf(t-x)  + vz(t-x)) и (vh(t)  + vr(t)  + vf(t)  + vk(t)  + vs(t)  + vinf(t)  + vz(t)). Состав слагаемых каждой группы отражает полилогическую структуру социального фонда времени действительной жизни общества как воспроизводственного процесса.

Первая сумма в скобках составляет «прошлую деятельность» (в том числе  «прошлый труд» и «овеществлённый труд» и деятельность). Вторая сумма в скобках – «текущую деятельность» (в том числе и «текущий труд»), то есть простую «живую деятельность», в том числе и «живой труд». В учении К. Маркса из слагаемых первой группы, по сути, используется только оценка перенесённой стоимости «средств производства» как овеществлённого труда  vk(t-x), то есть части стоимости, связанной с ранее, в момент (t-x), произведёнными «средствами производства»: средства, орудия труда, а так же расходные материальные ресурсы (предметы труда). Из слагаемых второй группы используется только оценка стоимости, создаваемой рабочей силой как источником «живого труда» (люди, обладающие производственным опытом и навыками к труду, приводящие эти средства производства в действие) по  непосредственному производству данных товаров  vk(t) в текущий момент (t).

Таким образом, в этих обозначениях марксова оценка стоимости единицы товара (6) выглядела бы  в первом приближении следующим образом:

 w1 = c1 + v1 = vk(t-x) + vk(t).                                                             (31)

Однако, в общем случае и точнее для оценки стоимости единицы товара на основе социального фонда времени следует использовать выражение (24). Тогда:

 w1 = Σ vk(t-(d×x)).                                                                       (32)

 Выше предполагалось, что доля  общего фонда социального времени общества по основной деятельности, приходящейся на производство единицы этих разных вещных продуктов (товаров), определяется путём деления этого фонда (с сохранением его полилогической структуры) на части, которые по величине прямо пропорциональны марксовой стоимости каждого из них. Поэтому, очевидно, что возникающее при таком делении соотношение величин доли социального фонда времени, приходящейся на производство каждой единицы каждого продукта (товара), и самой величины марксовой стоимости, определяющей величину этой доли, будет постоянно и неизменно для всех продуктов (товаров). Это соотношение равно величине выше рассмотренному соотношению масштабов цен для данной градации «Капитализм» S(i=4), которое (соотношение) есть всего лишь доля фонда времени доминирующей ЧЭФ (i=j=4) в её социальном фонде времени. (Собственно в этом так же проявляется, так называемое «доминирование» ЧЭФ.) Таким образом:

 w1/w1* = S(i) = W/W*.                                                                   (33)

 Собственно само соотношение для единицы товара w1/w1* согласно (32) и (24) будет выглядеть следующим образом:

 w1/w1* =  (Σ vk(t-(d×x)))/ T1(t, k)  =

(Σ vk(t-(d×x)))/( Σ vh(t-(d×x)) + Σ vr(t-(d×x)) + Σ vf(t-(d×x)) +

+ Σ vk(t-(d×x)) + Σ vs(t-(d×x)) + Σ vinf(t-(d×x)) + Σ vz(t-(d×x))).                                   (34)

Соотношение «масштабов цен» S(i=4) для всего капиталистического производства товарного продукта (вещей) относительно выражений (26) и (27) будет неизменно тем же, что и для отдельной единицы продукта, то есть относительно (6 или 32) и (24). Поэтому, практически, в обмене различных товаров можно, и проще, пользоваться выражениями (6), но, следует особо оговорить, - только при обмене (!).

В этой связи некоторая не учитываемая  доля социального общественного фонда времени в выражениях (26) и (6),  относительно их полной формы в выражениях (27) и (24), изымаемая через  систему налогообложения и прочих форм изъятий из доходов. Это происходит в основном вне зависимости  от конкретных условий существования  и жизнедеятельности населения общества, олицетворяющего «рабочую силу», а учитывает лишь некоторые средние условия существования и воспроизводства каждой единицы «рабочей силы» и общества.

Поэтому, в частности, осуществление эквивалентного обмена продуктами (товарами) в градации капитализм возможно и эквивалентно при любом из используемых выражений стоимости товаров, - (6) или (24).

А если это так, то естественно не только стремление сократить множество учитываемых факторов и соответствующих величин «бухгалтерского» расчёта и учёта, но и сама практика и модели теорий идут по пути упрощения и сокращения. И это упрощение продолжается до тех пор, пока такое «упрощение»  не будет противоречить потребностям общества и его практике. Даже сегодняшняя практика развитого капитализма  уже в значительной мере отошла от того идеального, «вульгарного», капитализма, который был описан К. Марксом 150 лет назад. Здесь нами изучаются идеальные, чистые формы явлений (абстракций) никогда не существовавших и не существующих в жизни общества, но которые помогают понять суть происходящих явлений самой действительной жизни.

Следует заметить, что получив оценку величины  S(i=4) на основе общего объёма капиталистического производства с помощью выражения (29) можно без особого труда перейти к оценке  w1* для единицы продукта по выражению:

w1* = w1/S(i=4).                                                                         (35)

 Тогда слагаемые  выражения (24) определялись бы достаточно просто с привлечением ранее введённого понятия долей фондов социального времени F(i, j) (см. (3)), а именно D(i,j) = F(i,j)/ Ti:

 Σvh(t-(d×x)) = w1* × D(i=4, j=1);                                                              (36)

Σvr(t-(d×x)) = w1* × D(i=4, j=2);

Σvf(t-(d×x)) = w1* × D(i=4, j=3);

Σvk(t-(d×x)) = w1* × D(i=4, j=4),

Так как  согласно (29) S(i=4) = D(i=4, j=4), то

Σvk(t-(d×x)) = w1* × S(i=4) = (w1 / S(i=4)) × S(i=4) = w1;

Σvs(t-(d×x)) = w1* × D(i=4, j=5);

Σvinf(t-(d×x)) = w1* × D(i=4, j=6);

Σvz(t-(d×x)) = w1* × D(i=4, j=7).

 Ранее, намеренно, вывод и понимание  w1* сводилось к выражению (24), что позволило более предметно осознать, если так можно выразиться,  полилогию стоимости товара на основе общего социального фонда времени общества по основной деятельности (градации «Капитализм»).

В качестве иллюстрации изложенного и, опуская громоздкие аналитические преобразования, подтверждающие, в общем-то, очевидное, в частности тождество (33), рассмотрим условный численный пример, см. таблицу.

В приведенной таблице примера отражены три различных вещных продукта А (3 шт.), Б (4 шт.) и В (2 шт.), произведённые в градации капитализм, которые условно и чисто символически представляют весь товарный объём капиталистического производства (i=4). Традиционное капиталистическое производство в учении К. Маркса, как уже отмечалось, сводится по сути только к одной, правда доминирующей, ЧЭФ  «экономическая, капиталистическая» (j=4), а соответствующее соотношение «масштабов фондов времени» в соответствие с выражением (33) определяется по формуле S(i=4) = w1/w1*. В результате получаем:

 - одна единица продукта А: S(i=4) = 20/100 = 0,2;

- одна единица продукта Б: S(i=4) = 30/150 = 0,2;

- одна единица продукта В: S(i=4) = 10/50 = 0,2.

 Таким образом «в среднем» S(i=4) = 0,2 и можно сказать, что при эквивалентном товарообмене вещными продуктами  в градации капитализм согласно классическому марксовому выражению  (6) учитывается всего лишь пятая часть действительных затрат всей жизнедеятельности общества.

Однако этого оказывается вполне достаточно для выявления эквивалентности товарообмена по оценкам марксовой стоимости на базе  ЧЭФ «экономическая, капиталистическая». Согласно данным таблицы имеем  соответственно: w1 = 20 - для единицы вещного продукта А; w1 = 30 – для единицы продукта Б; w1 = 10  – для продукта В. Тогда получаем  следующее соотношение товаров для условий эквивалентного товарообмена:

 (3 продукта А, 3×20=60) = (2 продукта Б, 2×30=60) = (6 продуктов В, 6×10=60).

Если в данном примере исходить из полного учёта социального фонда времени по выражению (24), то при эквивалентном товарообмене продуктами по «полилогической» стоимости w1*, то согласно исходным данным таблицы оценка w1* составляет: для единицы продукта А ,  w1* = 100 (полный социальный фонд времени  = 100); для единицы продукта Б, w1* = 150; для единицы продукта В, w1* = 50. Тогда получаем всё то же соотношение:

(3 продукта А, 3×100=300) = (2 продукта Б, 2×150=300) = (6 продуктов В, 6×50=300).

При этом видно, что в приведённой таблице соотношение «масштабов фондов времени» в целом для капиталистического производства составляет всё ту же величину, что и при расчётах  для отдельных  продуктов (двумя абзацами выше):

 S(i=4) = W/W* = F(i=4, j=4))/ T(i=4) = 200/(250 + 130 + 120 +200 + 110 + 90 + 60 + 40) = 200/1000 = 0,2.

 Таким образом вне зависимости от соотношения «масштабов цен», то есть использования для оценки стоимости для единицы товара выражений (6) и (24), эквивалентность в товарообмене сохраняется неизменной:

(3 продукта А) = (2 продукта Б) = (6 продуктов В).

 

ЧЭФ

Доля фонда времени общества

 

D(i=4, j)

Величина фонда времени (час.) затрачиваемого:

на производство единицы продукта:

на общий объём товарного производства

F(i=4, j)

№ п/п

j

Наименование

ЧЭФ

Продукт А

Продукт Б

Пр-т В

А

А

А

Б

Б

Б

Б

В

В

(1)

(2)

(3)

(4)

(5)

(6)

(7)

(8)

(9)

(10)

(11)

(12)

(13) =  (4) +  по (12) вкл.

1

первобытная

0,25

25

25

25

37

37

37

37

13

13

250

2

рабовладельческая

0,13

13

13

13

20

20

20

20

6

6

130

3

феодальная

0,12

12

12

12

18

18

18

18

6

6

120

4

экономическая,

капиталистическая

0,20

20

20

20

30

30

30

30

10

10

200

5

функциональная

0,11

11

11

11

16

16

16

16

6

6

110

6

информационная

0,09

9

9

9

14

14

14

14

4

4

90

7

когнитивная

0,06

6

6

6

9

9

9

9

3

3

60

8

прочие, неизвестные

0.04

4

4

4

6

6

6

6

2

2

40

 

Итого:

1,00

100

100

100

150

150

150

150

50

50

Всего,

T(i=4) =1000

                         

 Это обеспечивается сохранением неизменной доли фонда времени по типам жизнедеятельности (ЧЭФ-процессов) как для всего производства градации, так и в такой же структуре социального времени каждого из отдельно взятых единиц товаров (разумеется, - «в среднем»). В нашем условном примере доля фонда марксового «рабочего времени» простого труда как стоимости для отдельных единиц товаров, так и всего объёма капиталистического товарного производства равна 0,2.

Разумеется, что в обществе могут реально складываться не такие строгие по величине  соотношения, ибо практика вынуждает наиболее полно учитывающие реальные условия функционирования общества. Однако в целом, в условиях равновесного развития, они, так или иначе колеблются около некоторого соотношения, отражая общественные расходы фонда времени общества, уровень его развития и конкретные условия самого обмена.

 

Вместо заключения.

1. Выполненный анализ показывает, что для поддержания «товарообменных»  процессов капиталистического общества вполне достаточно пользоваться классической марксовой формулой стоимости товара.

2. Однако при распределении общественного продукта, в том числе и самого товарного производства этого оказывается недостаточно:

- В частности это в значительной степени касается, так называемой, интеллектуальной деятельности, в том числе процессов и обучения.

- Особо это касается  процессов воспроизводства самого человека, так сказать, обеспечения матерей, семей, подросткового поколения, жилищного вопроса и пр., а так же продуктового и информационного обеспечения, многих иных проблем, непосредственно не связанных с «вещным производством», но имеющих решающее значение для самого существования общества и всей действительной жизни.

Но это уже отдельный разговор, вполне самостоятельный анализ распределительных отношений в обществе, основанном на полилогическом понимании процессов «действительной жизни».

 

  Александр Тимофеевич
ХАРЧЕВНИКОВ,
кандидат технических наук
ст. ТИХОНОВА ПУСТЫНЬ
Калужская обл.

февраль 2012 года