POLILOG _____ ПОЛИЛОГ_____ POLILOG


 

к.т.н. Харчевников А. Т.

 

Кто впереди человека?
Берите пример с муравьёв.

 

Подводя итоги работы по анализу социологического развития муравьёв в рамках становления междисциплинарной науки биосоциология, пришлось задаться как всегда и вопросом о практических выводах и рекомендациях. Ниже, в частности, обосновываются и приводятся рекомендации по решению одной из проблем жизнеобеспечения с использованием социологической теории  А. С. Шушарина «Полилогия …» и общих начал биосоциологии. Это вопросы конкретного налогообложения в рамках более общей политэкономической проблемы «распределения».

Однако, прежде чем перейти к собственно рекомендациям по этой частной проблеме, следует кратко ознакомиться с итогами биосоциологического анализа и напомнить ключевые моменты из концептуальной базы Полилогии, ибо, несмотря на кажущуюся очевидность приводимых рекомендаций, они строго основываются на упомянутых научных дисциплинах.

 

1. Единство биологического и социологического развития живого.
(гипотеза)

 Мегатеория  развития живого позволяет с единых позиций социологии и биологии понять и описать восходящее развитие жизни, живой материи, от простейшей клетки до человечества, от коалиции живых структур до общества людей.

Известно, что социальность первоначально возникает как «физическое» свойство жизни, и лишь затем, после эволюционного восхождения по сложности, дает начало социальности поведенческой. Тогда как общество как система «суперорганизма» (надорганизменной целостности) и сама «социальность» закодированы не только на уровне гена клетки, что являет миру общество как следствие совместной жизнедеятельности всех клеток, но и также как следствие совместной жизнедеятельности на уровне особи, то есть и на уровне человека. Последнее  не вызывает сомнений и рассматривается в рамках социологии общества (людей).

В частности, проявлением фундаментального закона органической жизни, по мнению д.б.н. Панова Е. Н., является «потребность живых существ, способных к самопроизвольному движению (будь то одноклеточные организмы или высшие животные), поддерживать контакт с другими представителями своего вида. … Суть этого закона в том, что живые структуры всегда, когда есть возможность, образуют коалиции. При этом участники содружества оказываются способными решать задачи, непосильные для каждого из них в отдельности. Сфера действия этого принципа охватывает все этажи органического мира - от взаимодействия слагающих организм клеток до социальных взаимоотношений в популяциях всех населяющих нашу планету живых существ, включая и Человека Разумного».

 Таким образом, «в поведении клеток, слагающих целостный организм, и самих этих организмов» есть общие по сути закономерности.

В процессе эволюции наряду с элементарным историческим развитием и изменением в филогенезе (историческое развитие живой материи, организмов) имеет место также и арогенез, порождающий соответствующий ряд последовательных крупных морфологических изменений.  Сила этих морфологических изменений такова, что «требует» существенного  социологического переосмысливания (перестройки) всех типологических элементов действительной жизни. Это разделение эволюционного процесса живого можно рассматривать как следствие закона А. Н. Северцева о «смене фаз (направлений) эволюции», когда за периодом крупных эволюционных перестроек – арогенеза (ароморфоза)-2 всегда наступает период частных приспособлений – аллогенезов (алломорфозов), то есть смена одних частных приспособлений другими при сохранении общего уровня организации. Причём имеет  место в восходящем развитии именно аллогенез (то есть смена одних частных приспособлений другими, но общий уровень собственно «биологической» организации остаётся прежним).

Так вот в нашем случае, в случае социальной биологии, такими «частными приспособлениями» следует считать типологические компоненты социальной организации живых организмов, в том числе и людей. Тогда, что бы было абсолютно ясно, для человеческого общества в качестве теории такого социального аллогенеза следует в первую очередь указать на фундаментальную социологическую теорию развития общества А. С. Шушарина «Полилогия современного мира. (Критика запущенной социологии)». Причем представленную в ней главную последовательность градаций восходящего развития как «направленность эволюции».

В этом периоде аллогенеза, следующим за каждым фактом арогенеза, реализуется, так называемый,  «закон последовательности прохождения  фаз развития», который действует в направлении роста сложности жизнедеятельности вида (в популяции) по всем типологическим объектам действительной жизни как системы (данного вида), что собственно и составляет эндогенную логику развития вида (в терминах Полилогии). Взаимодействие «популяций» одного вида описывается экзогенной логикой развития.

Для человека эти фазы развития выступают как градации развития общества: первобытность, рабовладение, феодализм, капитализм, социализм и т. д. Надо полагать, что на более низком уровне развития и в иных (особых) условиях существования возможно «выпадение» этапов аллогенеза или, если так можно выразиться, их ускоренное прохождение вследствие отсутствия (или незначимости) предмета аллогенеза.  

Приступая к сравнению этих двух общностей и их развития с учётом высказанной гипотезы, следует уточнить,  имеется ли существенное различие в арогенезе муравьёв и человека, способное повлиять на сущность последующего социального развития?

Итак, условно скажем, «человеческий мозг» вот тот чисто биологический (клеточный агрегат), который вызвал полный пересмотр социальных отношений в мире животных-пралюдей и формирование по итогам этого «пересмотра» доселе «невиданных» человеческих отношений, один из этапов развития которых, этап варварского капитализма, и описал К. Маркс в известном всему миру учении «Капитал».

Таким образом, комплекс этапов, так называемого, социального развития неоднократно повторяется в процессе эволюции жизни от общего корня (ствола) филогенетического дерева («родословного дерева жизни»),  отражающего эволюционные взаимосвязи между различными видами или другими сущностями, имеющими общего предка или некое единое начало, до некого современного вида. То есть этап социального развития можно уподобить гладкой части ветвей от одного разветвления (точки бифуркации) до последующего разветвления (последующей точки бифуркации). При этом монофилию, как развитие из одного общего корня, мы склонны рассматривать лишь как некую идеальную модель того развития, которое было реализовано или могло быть реализовано при некоторой однородной динамике условий существования или их постоянстве, если об этом вообще можно говорить.

  

2. Полилогия социального развития.

 Эндогенной логике развития человеческого общества соответствует, как исторический эмпирический факт,  главная последовательность следующих градаций: первобытность, рабовладение, феодализм, капитализм, социализм, Информационное общество и т. д.

Известно, что история развития общества есть история последовательного обобществления всех значимых (доминирующих) объектов действительной жизни, что собственно и обеспечивает её восходящее развитие по сложности. В «Полилогии…» эти объекты жизни сгруппированы в следующие типологические множества: «общая жизнь», «работник», «пространство производства», «средства производства», «функции, технологии», «информация, знания» и т.д. «Внутри», данные типологические объекты подразделяются  на два собственных подтипа: - объект-предметы и объект-процессы.

Каждому из перечисленных типологических объектов соответствует и свой способ его воспроизводства, который представляет, так называемую, «чистую эндогенную форму», по сути, чистый процесс производства и воспроизводства  базового объекта данной типологии. То есть предполагается, что прочие типологические процессы как бы не существуют (не проявляют себя), однако самостоятельное протекание самой ЧЭФ данной типологии имеет место. ЧЭФ, образно говоря, представляет собой типологический срез общего процесса производства и воспроизводства жизни (срез по типу объекта) в рамках эндогенной, то есть «внутренней», логики развития общества. Следовательно имеем следующую совокупность ЧЭФ: ЧЭФ «общая жизнь» (или ЧЭФ «первобытная»); ЧЭФ «работник» (или ЧЭФ «рабовладения»); ЧЭФ «пространство производства» (или ЧЭФ «феодальная»); ЧЭФ «средства производства» (или ЧЭФ «капиталистическая», «экономическая», «рыночная»); ЧЭФ «функции, технологии» (или ЧЭФ «социалистическая», «плановая», «отраслевая»); ЧЭФ «информация» (или ЧЭФ «информационного общества») и др.

Наконец, сама градация в «Полилогии …» определяется  как композиция всех известных «чистых эндогенных форм» (ЧЭФ), среди которых в данной градации доминирует лишь одна ЧЭФ. Доминирующая ЧЭФ даёт  название данной градации, так например, в градации «капитализм» доминирует ЧЭФ «капиталистическая» (ЧЭФ «средства производства»), в градации «феодализм» доминирует ЧЭФ «феодальная»  (ЧЭФ «пространство производства») и т.д. Таким образом, по сути, тип градации определяется типом доминирующего объекта как основной (главной) ценностью, богатством и «смыслом жизни», а понятие «доминирования» является центральным в данной теории.

Доминирование означает главенствование того или иного (доминирующего) типологического объекта во всей жизнедеятельности соответствующей градации.

Итак, в обществе (в градации) господствует один тип равновесия, основанный на соответствующем типе доминирующих отношений, тогда как все другие отношения при этом каким-то образом искажаются. Если «бал правит» одна ЧЭФ по своим «законам», то всем другим ЧЭФ приходится считаться с ее правилами и механизмами, в чем-то искажая и деформируя собственные, ложно трактуя их и трансформируя (или меняя «одежды»), заодно влияя и на главенствующую в данный период ЧЭФ. И всё это происходит потому, что данный доминирующий объект есть главная ценность, основное богатство и «смысл жизни».

Таким образом, каждую структуру видовой системы животных предлагается представлять как совокупность вышеперечисленных типологических объектов. Их названия достаточно «нейтральны» по отношению к сообществам муравьёв и прочих животных, хотя со временем следовало бы ввести общие термины, близкие к описанию систем (в теории систем).

Наконец, критической точкой развития каждой доминирующей эндогенной формы (ЧЭФ) как чистого способа производства является предпереходное (бифуркационное) состояние неустойчивого равновесия. Это состояние предельного развития производственных отношений, отношений ограниченной (грубо частной) собственности на доминирующий объект богатства и «смысла жизни», которые вырождаются, можно сказать в свою противоположность, определяемую обычно как «загнивание», «извращение» и т.п.

В восходящем развитии разрешение этой ситуации связано с коренным (революционным) изменением способа производства и воспроизводства действительной жизни, в том числе и со сменой формы собственности доминирующего объекта с ограниченной (частной или группо-иерархической) на общую, «обобществлённую» и переходом соответствующих отношений в основания общества, то есть переход в инфраструктуру общества «под контроль всеобщего интеллекта». В результате этого ранее доминировавший типологический объект переходит в категорию обобществлённых объектов. При этом на историческую арену доминирования выходит следующий типологический объект производственных отношений и доминирующих отношений собственности в форме ограниченных, то есть частных или группо-иерархических (для объект-процессов) отношений.

 Таким образом, как говорят философы, происходит снятие негативных проявлений старого способа производства при одновременном сохранении его положительных сторон, а актуальным для текущей жизни становиться уже новый способ производства с его новым типологическим объектом, что добавляет новый «смысл жизни», добавляет новые представления о ценностях и богатстве. Со сменой доминирования ЧЭФ происходит и смена градаций развития  данного общества.

Очередной революционный шаг в восходящем социальном развитии сделан. С этого момента всё в жизни общества рассматривается, если так можно сказать, сквозь призму нового способа производства, а новые ценности и представления о богатстве не только меняют «законы поведения», но и представления о том, «что   такое хорошо и что такое плохо». Теперь всё видится в новом свете и в подражании новому начинает деформировать старые устоявшиеся отношения, одновременно искажая и извращая ростки будущего, сверхнового как ещё недостаточно понимаемых впервые активизирующихся объектов и отношений, идущих со временем на смену пока ещё доминирующему новому. 

Тогда, если некий базовый объект животного сообщества в настоящее время (в исторический момент рассмотрения) обобществлён, то в социологическом развитии данные животные преодолели соответствующую доминированию данного типологического  объекта градацию и по уровню этапов (градаций) социального развития находятся вперёди. Следовательно, возникает возможность воспользоваться этим опытом развития и перенять его, разумеется, с учётом собственной морфологии и биологии, социальной обособленности. 

 

3. Чтобы жить …!
(о предмете рекомендаций)

 Основа жизни людей это общественное производство. Для того чтобы жить, люди должны иметь пищу, жильё, одежду и пр., поэтому они вынуждены эти блага производить. Согласно классическому марксизму первым историческим актом в развитии общества было производство того, что необходимых для удовлетворения потребностей людей. Однако, согласно Полилогии, таким актом следует считать  «производство самой материальной жизни».

Процесс производства необходимого, в данном случае «пищи, жилья и одежды», обеспечивающих чисто биологическое существование человеческого организма, есть всего лишь один из следующих  тесно взаимосвязанных и  переплетённых воспроизводственных подпроцессов производства и воспроизводства действительной жизни: производства, распределения, «обмена» и потребления. Причём эти конкретные объекты бытия непосредственно входят в состав самого первого типологического объекта действительной жизни - «общая жизнь».

«Общая жизнь», говоря языком современности, это то, что определяется метафорой «существовать». То есть, чтобы продолжить свой биологический вид Homo sapiens люди вначале должны «научиться» просто существовать как живые существа, а не организовывать производство, пусть крайне примитивное,  того, что «необходимо для удовлетворения потребностей». Это принципиальный момент, ибо «первым актом» было не налаживание производства вещей таких как «пища, жильё и одежда», а сохранение и продолжение «производства» жизни людей, «общей жизни»! И одними из важных конкретных элементов наполняющих содержание понятия «общая жизнь» является «пища, жильё и одежда» или иначе питание, быт и «телесная защищённость». Кроме того, это и «житейская безопасность», «искусство и рациональное знание, во всей их повседневности, умственный и физический труд, язык, воспитание», «здравоохранение (начиная с первых костоправов и знахарей)», «санитария, гигиена труда и быта, культовые и зрелищные «мероп­рия­тия», спорт» и т.д. Всё это в целом составляет «органическое производство» телесно-ду­хов­ного здоровья (культуры вообще)».

Именно обобществление этого «органического производства», «общей жизни», было воспринято  «в ошибочно «эдемном» тезисе «ран­него» Маркса о коммунизме» как «возвращении человека к самому себе», а так же как образ «первобытного коммунизма» и «более или менее коммунистически организованные общины». Позднее это нашло отражение в традиционном марксизме в форме «основного экономического закона первобытного общества», заключающегося в «обеспечении потребностей  всех членов общины на основе уравнительного распределения коллективно добываемых продуктов, необходимых для сохранения жизнеспособности каждого члена коллектива». Однако о каком «экономическом законе» можно говорить, когда сама их жизнь имела примитивную форму, далёкую от целенаправленного производства «вещей» как экономического (капиталистического) способа производства, ибо главным было выжить и не более.

Двумя абзацами выше термин «обмен» был взят в кавычки, так как в отличие от традиционного марксизма Полилогия не ограничивается в анализе только одним типом взаимодействия, что позволяет адекватно отражать реальные процессы в обществе. Базовые человеческие взаимодействия многомерны и множественны, ибо во всех других, невещественно-продуктовых взаимодействиях, «никакого обмена в его строгом смысле быть не может, там совсем другой тип хаоса, материальных связей, сует, «борьбы и согласия», другие механизмы со-деятельности, «символические посредники», а равно и вся понятийная атрибутика». В частности, не «обмен» доминировал в отношениях между агентами производства (людьми) в эпоху первобытности, а механизм «телесно-духовного общения», ибо главной ценностью и богатством, «смыслом жизни», было «телесно-духовное здоровье», в том числе «пища, жильё и одежда» как питание, быт и «телесная защищённость».

Соответственно это телесно-духовное здоровье и является самой глубокой материальной основой смысла человеческого существования, ответом на извечный вопрос, - в чем смысл жизни?

Таким образом, сам объект отношений здесь, как утверждает Полилогия,  вовсе является не вещью, то есть  не вещью, как ««вынесенным за скобки», всего, «что относится к субъекту»», а «отнюдь не менее весомым, массивным, субстанциональным процессом, неотделимым и от самого человека, его деятельности. <…> Ведь даже об утолении того же голода можно говорить как об осуществляемом «экономически» пищей (так сказать, съедобные вещи), но и как о совершенно «неэкономическом» питании (процесс), а до того ещё, бывает, и добывании, и приготовлении. Соответственно  и отношения в таких случаях оказываются не отношениями въевшегося обмена (вещами), а отношениями, пока кратко скажем так, некоторых фундаментальнейших, жизненных «прав и обязанностей», непосредственно наблюдаемых …».

В эндогенном содержании общая жизнь была обобществлена ещё с наступлением рабовладения; с тех пор житейская безопасность, питание (пища!),  вообще быт (жильё!), здравоохранение (одежда!), то есть само «органическое производство» телесно-ду­хов­ного здоровья попали, говоря словами Маркса, под «контроль всеобщего интеллекта» общества, в сферу относительно рационально регулируемых отношений, в «инфраструктуру». И это было обретением самого главного, - права на жизнь.

Однако, как  предопределяет Полилогия, это изначальное право на жизнь, на «общую жизнь», на питание, проживание и защиту от «плохой погоды», несмотря на его фундаментальное значение в обществе, положенное ещё когда-то на первом восходящем «шаге обобщест­вления производства жизни», в ходе социального развития всячески деформировалось и искажалось. Подойдя к капитализму, и в самом капитализме, эти ценности оказались сильно деформированы, искажены и представлены в свете экономических, рыночных и товарно-денежных отношений и понятий как товар, то есть как вещи – «пища, жильё и одежда», хотя в основном таковыми (вне человека, за скобками человека) и не являются.

Поэтому сегодня и сейчас лишение человека возможности «питания, проживания и защиты от «плохой погоды» воспринимается нами с болью, воспринимается как прямые нарушения нашего изначального права, права человека на жизнь. Это болезненное (и безнравственное) состояние есть прямой результат деформирования воспроизводственных отношений по поводу самого первого базового объекта общества как «общая жизнь».

Сегодня  в России капитализм, причём и не современный (развитой или загнивающий), не «варварский» как в Европе во времена К. Маркса, а в какой-то степени извращённый и криминальный, но всё же капитализм. Поэтому все отношения людей представляются в свете доминирующего капиталистического (экономического) процессе производства и в категориях этого способа: товар, обмен, деньги и рынок. Соответственно, следствием такого деформирующего «освещения», стало представление жизненно необходимых элементов таких как «питание, проживание и защита от непогоды», вошедших в понятие доминирующего базового объекта первобытности «общая жизнь», через экономические категории типа «товар», «обмен» и пр. Такое забвение основ теории во многом и обуславливает основную массу перегибов, деформаций и «равнодушия» властей в отношение к таким жизненно необходимым элементам, представленным в овеществлённой форме, как  «пища, жильё и одежда», к их распределению в обществе. Наши рекомендации касаются непосредственно механизма этого распределения.

В традиционном марксизме, а равно и либерализме, как уже отмечалось, все отношения между людьми опосредованы только  «вещами» и в определённых условиях даже выступают в овеществлённом виде. В Полилогии спектр этих отношений максимальный и соответствует всем типам отношений и всем имеющим место процессам производства и воспроизводства действительной жизни, а не только экономическим отношениям в связи и по поводу «вещей» как «внешнего предмета» в образе «средств производства». Поэтому в Полилогии, по сути,   эти элементы есть то, что изначально неразрывно связано с понятием человек с момента его возникновения и во многом есть атрибут «живого», живого организма вообще. Это то, что лежит, можно сказать, вне «второй природы». Грубо, приближённо, это есть условия существования организма человека, говоря образно и современным языком, - «прожиточный минимум» как право на жизнь.

Упомянутые нарушения, за некоторым исключением, почти никогда не были связаны с чьей-то злой волей, а являлись результатом незнания «природы общества» (теории) и заблуждения. Тогда как ошибки, как правило, своевременно исправлялись, если не «по теории», то по результатам порочной практики.

Вот и сегодня, по итогам незатухающего мирового кризиса 2009 года, все без исключения СМИ отмечают парадоксальное явлении в российской практике общественного развития.

Количество долларовых миллиардеров выросло до 77 против 49 в 2008 году. Цены с начала года по товарам и услугам первой необходимости выросли, - тарифы по ЖКХ и электроэнергию на 25%, на лекарства на 30 – 40%, что полностью перекрывает так называемое «увеличение размеров трудовых пенсий». Имеющийся рост средней заработной платы (+9,7%) почти полностью «съела» инфляция в 8,9%.

 В итоге, по объективным оценкам ЭФГ, имело место падение уровня жизни на 5,6% при росте численности безработных на 31%.  С другой стороны, с точки зрения экономического развития,  Россия оказалось отброшенной примерно в 2005-2006 годы и это при том, что так и не были достигнуты до сих пор показатели развития 1991 года. Однако, несмотря на это и вопреки всему миру и Европе, власть до сих пор сохраняете единый 13% налог  на доходы и бедных и богатых, а на дивиденды олигархов даже 9%.

В результате социальное расслоение российского общества усиливается, поэтому децильное соотношение доходов 10% «бедных» к 10% «богатых», по некотором оценкам, уже близко к отношению 1:50.

Итак, похоже, что речь идёт не об отдельных ошибках власти по развитию страны, а о системном кризисе, порождаемом властью из-за  незнания «природы общества» и теории (если не допускать «большее»).

В поисках необходимых рекомендаций по «обустройству и сбережению России» обратимся не к идеологиям традиционного марксизма или вконец скомпрометировавшего себя кризисом либерализма, а, опираясь на основные положения Полилогии, к опыту социального развития в совершенно другом мире живого, - к опыту мира насекомых и, в частности, к опыту муравьёв.

Это опыт во многом представляется такими пограничными дисциплинами как социобиология и биофилософия.

 

4. О социальном в жизни муравьёв.

  Муравьи — самое эволюционно продвинутое семейство насекомых. Их колонии представляют собой сложные социальные образования с разделением труда и системами коммуникации, позволяющими особям координировать свои действия при выполнении задач, которые не по силам одному индивиду. Некоторые виды муравьев обладают развитым «языком» и способны передавать информацию. Кроме того, многие виды муравьев поддерживают высокоразвитые симбиотические (взаимодействие и сосуществование представителей разных биологических видов) отношения с другими насекомыми и растениями

По предварительным результатам анализа (гипотеза), выполненного на основе социологической теории развития «Полилогия …», муравьи в социологическом развитии стоят значительно выше, чем человеческое общество.

Жизнь муравьиной семьи удивительно напоминает нашу, человеческую. В подтверждение этого достаточно обратиться всего лишь к одному примеру, в котором как в фокусе  отражён быт муравьиной колонии. Это гнездо муравьёв, их дом, или как мы  привыкли его называть – муравейник. На приводимом рисунке дан вертикальный разрез гнезда муравьиной семьи, где цифрами помечены его основные «служебные помещения».  

 

 Рис. Муравейник в разрезе. («Наука и жизнь», № 3, 2007 год. По материалам журнала "Science et Vie" (Франция).)

 В этих названиях, написанных мирмекологами (исследователями муравьёв), невольно отражено то многое, что является общим для социальной жизни людей и муравьёв. Вот краткий перечень этих производственно-бытовых сооружений: (1) Покрытие из иголок и веточек. Защищает жилище от превратностей погоды, ремонтируется и обновляется рабочими муравьями. (2) "Солярий" - камера, нагреваемая лучами солнца. Весной обитатели забегают сюда погреться. (3) Один из входов. Охраняется солдатами. Служит вентиляционным каналом. (4) "Кладбище". Сюда рабочие муравьи относят умерших собратьев и мусор. (5) Зимовальная камера. Насекомые собираются здесь, чтобы пережить холода в состоянии полуспячки. (6) "Хлебный амбар". Здесь муравьи хранят зерна. (7) Царская камера, где живет матка, откладывающая до полутора тысяч яиц в день. За ней ухаживают рабочие муравьи. (8) Камеры с яйцами, личинками и куколками. (9) "Коровник", где муравьи содержат тлей. (10) "Мясная кладовка", куда фуражиры приносят гусениц и другую добычу.

Теперь о таком явлении в жизни муравьёв как трофаллаксис, на примере которого и будет продемонстрирована выработка необходимых рекомендаций по системному «обустройству и сбережению России». Эти рекомендации в целом направлены на исключение ужасающего социального расслоения российского общества и парадоксального роста числа миллиардеров в период общего кризиса и обнищания населения страны, вызванных отчасти и несовершенной системой распределения. Однако, если говорить точнее, то речь идёт не о распределении (это в терминологии капиталистического способа производства), а о реализации права человека на жизнь, права пользоваться таким объектом как «общая жизнь» (в терминологии Полилогии), который был обобществлён людьми ещё в глубокой древности (рабовладение). Это право жить в безопасности, питаться, проживать (иметь жильё), и быть защищённым от «непогоды», быть здоровым, обученным, иметь доступ к культуре вообще и пр.

Трофаллаксис. Это обычнейший элемент поведения у высших  муравьев. Степень развития трофаллаксиса является одним из важнейших показателей продвинутости социальной организации вида. (Даётся на языке текущего исторического момента социального развития общества, используемого мирмекологами.)

Основная функция трофаллаксиса — распределение пищи между всеми насекомыми в колонии. Важнейшая особенность системы такого распределения — ее открытость: каждый рабочий, солдат, личинка, крылатая самка или самец могут вступить в обмен кормом с любым членом колонии. Корм обычно отдают по первому требованию и получают при необходимости от других (см. рис.). Поэтому совокупность зобиков всех насекомых в гнезде составляет как бы общественный желудок, в котором корм хранится и перераспределяется путем трофаллаксиса.

У всех насекомых зобик представляет собой расширение передней кишки и связан с ротовым отверстием пищевода. Следующим отделом кишечника является мышечный желудок. Изнутри зобик покрыт кутикулой, поэтому пища в нем не переваривается и не усваивается. Когда муравей проглатывает корм, то он попадает как бы в общественный желудок и пока не является «собственностью» данного насекомого. Ведь из зобика корм по первому требованию может быть отдан любому другому. По сути, «индивидуальным ртом» муравья служит мышечный желудок, ведь насекомое питается, только когда клапаны мышечного желудка открываются и пища поступает в собственно желудок.

Значение трофаллаксиса не ограничивается распределением пищи и перемешиванием ее в общественном желудке, хотя это, несомненно, наиболее важная его функция. Огромна его роль и в регуляции потребления пищи и фуражировочной деятельности насекомых. Спрос в колонии на пищу каждый ее член ощущает, так сказать, на «собственном брюхе». Когда корма не хватает, зобик фуражира пустеет, и это прибавляет ему энергии в поисках добычи.

 

Рис. Трофаллаксис. (Длусский Г.М. и Букин А. П. Жизнь муравьёв, SciTecLibrary.ru)

Итак, на лицо очевидное обобществление не только самой «пищи и жилья» как «божественного социального» жизни биологических организмов, но и обобществление «общей жизни», объекта, который ещё со времён первобытности, согласно Полилогии, - является одним из главных богатств и «смысла существования» людей как человеческих организмов. У высших муравьёв наблюдается не только обобществление «общей жизни», но и таких объектов «действительной жизни» как «работник», «пространство производства и жизни», «средства производства» и «технологии, функции» (доминирующий объект социализма). Это означает, что в социологическом восходящем развитии муравьи достигли более совершенного способа производства чем имеет место при капитализме или социализме как вершине современного развития общества.

И даже, если «пищу, жильё и одежду» рассматривать как содержание категории «вещь – средства производства» (экономический способ производства), что и делает, овеществляя всё и все отношения традиционный марксизм, то всё равно они остаются обобществлёнными в восходящем развитии высших муравьёв.

Наконец «трофаллаксис» как процесс, как производственная «функция, технология» у муравьёв также обобществлён, поэтому и в «функциональной организации производства жизни» муравьи значительно опережают человека. А это означает, что ими уже давно пройден этап, говоря привычным оборотом, «социалистического строительства», то есть давно позади и «первая фаза коммунизма».

Очевидность этих фактов обобществления вытекает даже только  из одного того, что о семье или колонии муравьёв уже вполне обоснованно можно говорить как о неком суперорганизме или как о «распределённом» организме.

Организация социальной жизни у муравьёв исторически значительно опережает нашу человеческую практику и теорию, можно сказать, не просто исторически, а палеонтологически. Так современные муравьи были уже более 70 – 100 миллионов лет назад, тогда как начало возникновения современного человека, Homo sapiens, соотносится лишь с давностью в 40 тысяч лет. Поэтому есть смысл воспользоваться их опытом социальной организации как по факту более высокого восходящего социологического развития, так и по «накопленному жизненному опыту», который по времени жития превышает человеческий в 2500 раз.

Вероятно не всё однозначно можно и возможно перенести в нашу жизнь, но делать это следует творчески, то есть учитывая нашу морфологию, биологию и специфические особенности социального. Главное отличие здесь в развитой системе мышления и, как следствие, языка, речи и «рук».

Итак, для муравьёв главный конечный продукт это пища (и жильё). У нас, в силу высокоразвитой 2-ой сигнальной системы, вооружившей человека не мене развитым мышлением, основанным на использовании различных абстракций, кроме пищи и жилья жизненно важными, в частности, стали ТНП (товары народного потребления). Так же жизненно важным стал целый ряд «полезных» продуктов питания, непродовольственных товаров и услуг, лекарств, необходимых для обеспечения жизнедеятельности человека,  сохранения и охраны его здоровья, а, кроме того, ещё и обязательные налоги и сборы.

 

5. По первому требованию.

 Все эти «минимальные потребности» принято интегрально отражать в так называемой «потребительской корзине», объём (стоимостная оценка) которой при существующих товарно-денежных отношениях оценивается в деньгах (в рублях). Эта оценка и является, так называемым, «прожиточным минимумом».

От величины прожиточного минимума зависит большинство выплат, связанных с трудовой деятельностью, это и пособие по безработице, и минимальный размер пенсии и даже «минимальный размер оплаты труда», который не может быть ниже прожиточного минимума трудоспособного человека.

Для решения этих взаимосвязанных задач и проведения их реализации в жизнь в обществе существует мощная сеть социального обеспечения: льготы, субсидии, надбавки и т.д.

Основной проблемой такой схемы жизнеобеспечения, как показывает практика последних десятилетий, является постоянная нехватка ресурсов для нормального жизнеобеспечения почти половины граждан. В результате в стране много, десятки миллионов, нищих, малообеспеченных и т.п. То есть существующая система организации нашей жизни не в состоянии справиться с этой проблемой. Идут постоянные дискуссии, принимаются законы, проводятся реорганизации и модернизации и пр., но до сих пор не решена эта главная проблема жизнеобеспечения общества - право каждого человека на жизнь, то есть быть здоровым, сытым, обутым и одетым, иметь жильё.

Однако при этом наша страна, отставая всё более в своём развитии, лидирует в росте миллиардеров и росте цен, что собственно и порождает проблему «справедливости» и социальную напряжённость в обществе.

Как же всё-таки в решении этих социальных проблем можно использовать опыт муравьёв, ведь они социально более развиты, чем мы, люди?

В этой связи, опираясь на вышеизложенное, предлагается взять за основу принцип жизнеобеспечения в муравьином сообществе, основанный на «общем желудке». Кратко эта система, точнее, схема жизнеобеспечения включает следующие базовые принципы.

1. Так каждый муравей имеет свободный доступ к «общественному желудку», то есть запасам пищи и получает его у любого иного муравья по первому требованию, после тактильных сигналов и отрыгивания. Схема распределения: необходимо – получи, то, что есть у общества в данный момент (в расчёте на физиологические потребности одной особи).

Соответственно у людей это должно выглядеть как гарантированное денежное обеспечение в минимальном размере прожиточного минимума, - сразу и каждого, без всяких субсидий, надбавок и пр. приплат. Это в первую очередь касается студентов, детей, неработающих или работающих на низкоэффективном производстве.

В то же время каждый должен быть сразу, начиная с рождения, обеспечен жильём в размере нормативной площади на одного человека.

2. Каждый, отработав установленный законом срок, получает пенсию в размере не менее 40% - 60% от ранее получаемой зарплаты (как того требует МОТ, - Международная организация труда), а ещё справедливее и правильнее – 75%.

Эти первые два пункта реализуют право каждого на «питание, проживание и защиту от непогоды», а также на безопасность, на здравоохранение, на культуру и пр. (в частности на «пищу,  жильё и одежду»), право, которое обеспечивается, скажем так, - из «общего желудка общества», то есть из фондов общественного потребления.

3. Где взять средства? Очевидно, - из совокупного дохода общества, да иначе и неоткуда. То есть -  из фонда потребления национального дохода, идущего на удовлетворение потребностей членов общества.

Источниками финансирования фонда потребления являются доходы предприятий, средства бюджета и личные доходы населения.

Таким образом, проблемы распределения и потребления оказываются тесно взаимосвязанными. Нельзя распределить то, чего нет, поэтому в целях обеспечения, в первую очередь, необходимым (!), следует так выстроить систему наполнения фонда потребления, чтобы она всегда с неизбежностью пополнялась до уровня, обеспечивающего минимальные потребности всех членов общества.  То есть, способ изъятия доходов был адекватен задаче жизнеобеспечения общества.

Соответствующий способ этого изъятия дохода на цели гарантированного жизнеобеспечения общества также берётся из опыта организации трофаллаксиса в семье муравьёв. Его главный механизм прост.  Если у какого-либо члена общества имеется доход на личное потребление выше МРОТ согласно п.п. 1 и 2, то есть «сверхдоход», то он обязан по первому требованию общества, то есть по опосредованному обществом требованию каждого гражданина,  предоставить этот «сверхдоход», или его часть, его в «общий желудок» для перераспределения в обществе.

Именно так и происходит у муравьёв, ведь насекомое питается, только тогда,  когда клапаны мышечного желудка (зобика или «общего желудка») открываются и пища поступает в собственно желудок. Следовательно, когда предприниматель, предприятие, «бюджет» или гражданин в процессе коммерческой операции получают доход, как если бы муравей проглатывает (добывает) корм, то он (доход) попадает в разряд совокупного общественного продукта (общественный желудок) и пока не является «собственностью» данного предпринимателя, предприятия, государства или гражданина. Это «собственность» общества. То есть является этот доход, если так можно сказать, потенциальным источником финансирования фонда потребления. Образно говоря, весь доход, что в «зобике предпринимателя или предприятия и пр.» сверх необходимого для обеспечения личного потребления работающих граждан на уровне МРОТ и соответствующего объема производства, есть «сверхдоход».

Вот этот то «сверхдоход» и следует при необходимости изъять на обеспечение личного потребления граждан общества на уровне выше МРОТ согласно п.п. 1 и 2.

Это, разумеется, в первую очередь касается «миллиардеров» и предпринимателей, получающих супердоходы.

4. Наконец, в силу стихийности и слабой управляемости рыночным производством, особенно в России, ситуация с потреблением может резко меняться даже в течении дня как суточная или сезонная погода для муравьёв. (Чего только стоят почти ежегодные новогодние повышения цен на ЖКХ, транспорт, электроэнергию.) Поэтому необходим  непрерывный контроль за состоянием обеспечения граждан и наполняемости фонда потребления («общественного желудка»). То есть непрерывная и немедленная, каждодневная, оценка прожиточного минимума и динамики цен, их обоснованности, достаточности создаваемых в производстве средств для обеспечения «потребительской корзины». На этой основе осуществляется мгновенная (без запаздывания на несколько недель) реакция власти по изменению «налогового бремени» производителей, регулированию цен и немедленной корректировки выплат, обеспечивающих прожиточный минимум и МРОТ.  Это необходимо делать как в случае спада производства, так и его роста.  

Вот и всё – три базовых принципа и непрерывный мониторинг с корректировкой нормативных параметров и фактического жизнеобеспечения общества.

 

6. Как жить …

 Современный уровень нашего развития, как и высших муравьёв, таков, что каждая особь не в состоянии прожить, то есть существовать самостоятельно. Нет человека вне общества, нет муравья вне муравьиной семьи (колонии). Поэтому все доходы это результат совместной деятельности членов общества. Нет миллиардеров и предпринимателей вне общества, вне тех  предприятий и их коллективов, которые  создают эти миллиарды и доходы. Поэтому речь идёт лишь об организации эффективного распределения совокупного, общественного, то есть  обобществлённого продукта.

При этом часто, особенно в традиционном марксизме, исходя из  «ошибочно «эдемного» тезиса «ран­него» Маркса о коммунизме» как «возвращении человека к самому себе», первобытность «периода присваивающих хозяйств» рассматривается как образ «первобытного коммунизма» и «более или менее коммунистически организованных общин». Позднее это нашло отражение в традиционном марксизме в форме «основного экономического закона первобытного общества», заключающегося в «обеспечении потребностей  всех членов общины на основе уравнительного распределения коллективно добываемых продуктов, необходимых для сохранения жизнеспособности каждого члена коллектива». Однако о каком «экономическом законе» можно говорить, когда сама их жизнь имела примитивную форму, далёкую от целенаправленного производства «вещей» как экономического (капиталистического) способа производства, ибо главным было выжить и не более.

В этой связи напомним, «что подлинная перво­бытность была по эгостадной природе своей случайным, спонтанным беспределом, так сказать, «свободным рынком» органических страстей, поэтому, как пишет А. С. Шушарин: «… революционное преодоление первобытности и означает появление самого первого негэнтропийного запрета животных отношений, а зна­чит, и элементарного права. Некоторая свобода всегда есть наси­лие (угроза насилием), «охранительность». Человек свободен от резни как его же собственная несвобода, ежели она насильственно (угрозой) подавляется». То есть, если и есть о чём говорить, то о степени «охранительности» человека и общества от такого состояния как одичать и умереть от голода, холода и неустроенности бытия.

Поэтому, если некий миллиардер не хочет жить в нашем обществе, то есть не желает принимать предлагаемую обществом выше представленную систему распределения, то пусть уезжает куда желает, вместе со своим телом и не более. Если не хочет уезжать, то можно предоставить ему «гектар» земли в Сибири и пусть живёт, как хочет, не выходя за границы своего заповедника. Образно говоря, пусть выживает этот «миллиардер» по-лыковски, как небезызвестная отшельница Агафья Лыкова, «обитающая» ныне одна в Саянской тайге,  но без вертолётов и мешков с провизией, разуметься, и без «миллиардов» с недвижимостью, ибо не их он зарабатывал, печатал и строил. Ибо в этом варианте он, «миллиардер», вне общества, вне его «охранительности».

Конечно, кому-то это опять напомнит идеи социалистов-утопистов, но в новом исполнении. Да, нет, это опыт самой жизни на Земле и её один из самых древнейших представителей живого, - социальных сообществ насекомых. Можно обратиться и к ещё более «древнему» опыту одноклеточных, возникших ещё на заре становления жизни на Земле более 3,5 миллиарда лет назад. Результат будет тот же, та же «соборность живого».

Короче говоря, предлагаемая схема распределения совокупного «дохода» будет воздействовать на каждого члена общества в зависимости от конечного результата жизнедеятельности общества и его «лидеров». Не зависит эта схема и от принятой в стране шкалы налогообложения, - в частности и от равномерной «шкалы» в 13%  для подоходного налога (как сегодня в России)  или прогрессивной как в большинстве высокоразвитых стран и ЕС.

Рассмотрим в качестве иллюстрирующих примеров несколько типовых ситуаций.

Первый пример. Внутренний валовой продукт (ВВП) страны уменьшается (в расчёте на душу населения). Положим, что этот спад составляет 5%. Соответственно происходит и снижение налогооблагаемой базы и как следствие снижение на 5% фонда потребления, из которого и происходит выплата пенсий, стипендий, пособий на детей и неработающим, доплат до уровня прожиточного минимума и гарантированного МРОТ. Однако, чтобы не произошло снижение потребного уровня фонда потребления вследствие снижения налогооблагаемой базы, необходимо повысить норму налогообложения, в первую очередь, предприятий «капитанов капиталистического производства» -  миллиардеров и предпринимателей с супердоходами.

 Таким образом, первыми «результаты спада производства» почувствуют самые главные «виновники торжества», капитаны капиталистического производства, - миллиардеры и предприниматели с супердоходами. Согласно предлагаемому механизму часть их «сверхдохода» или весь «сверхдоход» будет через налоги изъят в фонд общественного потребления («общественный желудок»), то есть – целевым путём направлен  в бюджет страны.

Как тогда вырастут численно соответствующие налоги? 

К примеру, грубо, условно и только для подоходного налога рассмотрим следующий числовой пример. (Для прочих налогов схема исчисления подобна рассматриваемой в этом примере.) 

Положим, что в стране имеет место 5%-ый спада производства, а  доля производства выше упомянутых  миллиардеров и предпринимателей с супердоходами составляет в общем объёме производства величину порядка 50%.   Очевидно, что  соответствующая доля поступлений в бюджет от подоходного налога так же составляет 50%.  В этом случае, для парирования (компенсации) снижения поступлений в фонд потребления, необходимо увеличить сбор по подоходному налогу примерно на 10%.   То есть, если ранее величина подоходного налога для указанных предпринимателей и миллиардеров составляла 13%, то станет равной , - (13% + 10%) = 23%.

Второй пример. Положим, что в дальнейшем данной меры окажется уже недостаточно для требуемого жизнеобеспечения населения. Тогда, для восполнения недостающих средств, поступающих от предприятий «капитанов капиталистического производства»,  придётся значительно повысить процент налогообложения, что приведёт к необходимости снижения уровня МРОТ для этой группы предприятий. Очевидно, что будет несправедливо соответствующее снижение прибыльности этих предприятий ниже, чем на прочих предприятиях страны. Тогда к парированию 5% спада поступлений в фонд потребления необходимо привлечь предприятия всех прочих предпринимателей, то есть обеспечивающих 100% общего объёма производства. Предположим,  что выравнивание прибыльности предприятий «капитанов капиталистического производства» и прочих производств  происходит уже при приросте налогов (в том числе и подоходного налога)  на 7%.  Этот прирост будет соответствовать  величине подоходного налога на предприятия «капитанов капиталистического производства»  равной  20%.  Кроме того, это равносильно приросту компенсации спада налоговых поступлений в бюджет лишь на величину 3,5%  при заданных 5%. Следовательно, необходимо ещё компенсировать как-то спад в 1,5%  (5% - 3,5% = 1,5%).

Для этого  всем без исключения предприятиям необходимо увеличить налоги (и подоходный налог, в частности) ещё на 1,5%. Тогда для предприятий «капитанов капиталистического производства» подоходный налог достигнет величины 21,5%  (20% + 1,5% = 21,5%). Для прочих предприятий подоходный налог составит величину порядка 14,5%  (13% + 1,5% = 14,5%).

Однако, если снижение валового продукта будет происходить и далее, то все предприниматели в своём жизнеобеспечении сравниваются с уровнем жизнеобеспечения всего населения своей страны. Наконец, если и далее будет продолжаться снижение объёмов производства общественного продукта, то для обеспечения МРОТ, пенсий и стипендий, детей, неработающих и низкооплачиваемых придётся  снижать уровень доходов всех госслужащих и прочих, ранее не учитываемых. Вот тут уж действительно пойдёт речь об «уравнительном распределении коллективно добываемых продуктов».

Наконец, в случае продолжения процесса снижения возникнет необходимость в пересмотре тех нормативов, которые устанавливаются пунктами 1 и 2, то есть МРОТ и «прожиточного минимума». И тогда каждый член общества на себе  почувствует этот спад жизнедеятельности общества, спад производства и воспроизводства всей действительной жизни.

Таким образом, первыми начало спада производства почувствуют на «собственной шкуре» миллиардеры и предприниматели со супердоходами, то есть те, от деятельности которых в первую очередь зависит объём производимого общественного продукта. Если они не предпримут соответствующих мер (или не в состоянии предпринять их), то на следующем шаге к ним окажутся «подключёнными» все предприниматели данного общества, в том числе   госпредприятия  и госаппарат. Если и их усилия  по предотвращению спада производства окажутся недостаточными (или не по силам), то всё общество почувствует падение уровня жизни.  В итоге, для его сохранения и повышения уровня жизни, общество вынуждено будет интенсифицировать свой труд,  и подключить все имеющиеся резервы.

Возможны возражения  и сомнения в реальности осуществления постоянного мониторинга и немедленной корректировки нормативной базы жизнеобеспечения с целью своевременного перераспределения средств и продуктов в обеспечение главного права человека на жизнь, разумеется, достойную жизнь!

Но, во-первых, люди, как и муравьи, постоянно работают в контакте и связаны развитыми коммуникационными сетями, - нужно только уметь ими пользоваться. Во-вторых, следует понимать, что реализация проекта «Электронное правительство» это не только замена материально-бумажного документооборота на электронный, что, несомненно, нужно, но главное все же это новые возможности и качество контроля и управления всей системой жизнеобеспечения страны (во всяком случае, так должно быть). То есть это высокая оперативность, это высокоэффективные алгоритмы работы и принятия решений, это сплошное покрытие информационной сетью всей страны, всех агентов производства, всего населения.

Наконец, следует помнить, что, чтобы «догнать» муравьёв в части коммуникационной связанности его общин, человечеству, обществам, просто необходимо развивать информационно-коммуникационные сети, связи, алгоритмы и само информационное наполнение коммуникационных каналов. В силу относительно небольшой территории проживания их (муравьёв) семей и развитыми коммуникационными возможностями у них, можно сказать, не возникает как у людей вышеперечисленных проблем в области коммуникации и информационного обмена. Именно из-за такого отставания, люди могут месяцами и годами «носиться по стране» со своими проблемами минимального жизнеобеспечения, что недопустимо и просто стыдно за людей, скажем просто, - перед братьями нашими меньшими.

И последнее, в минувшие десятилетия не только учёным, но и всему мировому сообществу стало очевидно, что, «независимо о воли и сознания людей», грядёт эра Информационного общества. В этом обществе главным «богатством» и «смыслом жизни» является такой объект доминирующих производственных отношений и отношений собственности  как «информация», «информационное пространство».

Поэтому здесь, на пути информатизации страны, нам нет необходимости следовать примеру долгого, а при этом ещё и биологического (морфологического) развития муравьёв. Именно здесь следует опереться на науку, на научные знания, на всю мощь человеческого мозга, мышления языка и речи, которые в союзе с «человеческими руками», способны обеспечить человечеству небывалый рывок вперёд как в научно-техническом, так и в бытовом развитии, а в итоге – в социальном развитии всего мирового сообщества. – Была бы воля!

Итак. Резюмируя, на опыте муравьёв, образно говоря, - не банкам, олигархам и крупным предприятиям в условиях кризиса надо было помогать, а людям как конечным потребителям. Банки же, олигархи  и крупные предприятия, которые «должны были обеспечить» высокий жизненный уровень граждан общества, в случае падения уровня жизни следует в первую очередь «облагать» повышением налогов, а в случае недостаточности этих мер, - национализировать в счёт антиобщественной хозяйственной политики «эффективных собственников» (ибо не чувствовали «собственным брюхом»!), в счёт не поступивших в должной мере налоговых отчислений на жизнеобеспечение граждан страны их пребывания.

К сожалению,  власти в России далеко до мудрых муравьёв, она не способна к  положительному самообучению, не владеет современной теорией развития общества в целях элементарного жизнеобеспечения общества.

Таковы в целом  некоторые, на частном примере, прикладные итоги разрешения проблемы «распределения» общественного продукта на основе интеграции современной социологической теории развития общества А. С. Шушарина «Полилогия современного мира. (Критика запущенной социологии)» (см. http://www.polilogiy.narod.ru , http://www.shusharin.ru ) и биосоциологии с привлечением миллионолетнего (70 – 100 млн. лет!) «опыта» развития древнейших насекомых – муравьёв.

 Александр Тимофеевич
ХАРЧЕВНИКОВ,
кандидат технических наук
ст. ТИХОНОВА ПУСТЫНЬ
Калужская обл.

апрель 2010 года