POLILOG _____ ПОЛИЛОГ_____ POLILOG


 

к.т.н. Харчевников А. Т.

 

«ТОПЧУЩИМСЯ НА МЕСТЕ» НЕ ПРОЗРЕТЬ!

      

       В статье «Необходимо невиданно мощное стимулирование»,  ЭФГ № 25 за 2010 год,  д. э. н., профессор ЯГТУ В. И. Корняков выносит на обсуждение  «разработку», суть которой, в его словах, есть «главная причинно-следственная структурированность: новая динамика жизнеобеспечения основной массы трудящихся – достижение лидерства в росте производительности – особые стимулирование и мотивация самозабвенно поискового собственнического труда».

Затем отметив, что вся цивилизация «склонна топтаться на месте, растрачивать ресурсы и золотое время», призывает: - «Приглашаю коллег доказать, что коммунизм можно построить иначе, … без этой триады современная теория коммунизма нежизненна, то как же насчет плодов творческой деятельности коммунистических теоретиков нашего времени?».

Заканчивает же он следующим вопросом: - «Только где же он сейчас, стук топоров ищущих закономерность исследователей? И когда настанет научное прозрение?»

В ЭФГ №№ 30 – 32 этот «стук топоров» был озвучен, но Вы, Василий Иванович (ЭФГ № 39, «Не утерять бы фундаментальных знаний»), вместо того чтобы внимать ему и «прозреть»  встревожились за «вишнёвый сад» неких  «научных положений Большой Теории» в связи с, извините, померещившимися Вам «отменой», «опровержением» и, как Вы пишет в конце статьи: «полным разрывом с фундаментальной классикой коммунистической теории, особенно с К. Марксом, В. И. Лениным», наконец,  «с болью и тревогой» озаботились якобы «утратой фундаментальных знаний», видя в этом «опасность и беду». - Для кого? – позвольте спросить. Если это обеспокоенность судьбой «невежества» и запущенности царящей в социологии и традиционном марксизме, то почему Вы разделяете их «устаревший экономический догматизм»?

Подобная коллизия  напоминает сюжет пьесы А. П. Чехова «Вишнёвый сад». В том сюжете, в частности, речь шла о столкновении мировоззренческого мышления  носителей и агентов нового прогрессивного способа производства и воспроизводства действительной жизни с мышлением «агентов» старого, феодального, способа производства по поводу такого объекта отношений собственности как «вишнёвый сад». Земле сада, выражаясь современным языком, уготована была участь быть «пущенной в оборот», а «вишнёвому саду» - гибель.  В нашем случае В. И. Корняков так же увидел «гибельность ситуации», но уже в столкновении пониманий  социализма и «коммунизма» со стороны новой фундаментальной, пятитомной, социологической теорией развития общества А. С. Шушарина «Полилогия современного мира …»  и «классикой коммунистической теории», и поэтому озаботился участью её и учения  К. Маркса,  - как бы не «вырубили под корень» как старый «вишнёвый сад».

Спешу Вас успокоить, уважаемый В. И. Корняков, - «Полилогия современного мира …» генерализирует учение К. Маркса, то есть включает его в себя как составную часть. Поэтому, образно говоря, вишнёвый сад К. Маркса «Капитал» остаётся жить и не «отменяется».

Поспешили Вы и с «отменяемостью» «энштейнов» и «колебаниями» «ньютонов», а поэтому совсем зря потревожили память и советского «философа-полемиста», ведь учение К. Маркса «Капитал», органически вписывается как составная часть в более общую теорию А. С. Шушарина «Полилогия современного мира. (Критика запущенной социологии)», обеспечивая тем самым, как Вы выразились, «неотменяемость (в достигнутых знаниях) объективной истины». Тем самым НЕ «перестали существовать гении, великими трудами и в жестких терниях добывшие, выстроившие указанную теорию  («коммунистическую теорию, особенно К. Маркса» – ХАТ.

(стр. - 2)

Однако Вы по-прежнему «ломитесь» в открытую дверь «Полилогии …». Поэтому, что бы частично рассеять Вашу неосведомлённость (Неужели так трудно д.э.н., профессору ознакомиться с пятитомной теорией Полилогия?) сообщаю Вам, что в полилогии глава 10 «Капитализм («Политическая экономия», точнее, критика)» посвящена собственно капиталистическому способу производства, то есть его чистой эндогенной форме (ЧЭФ) – ЧЭФ «экономическая, капиталистическая, рыночная». Автор «Полилогии…» предваряет ей следующее пояснение: «Поскольку же многое в контексте «Капитала» было рассмотрено в «Постановке во­проса», то в настоящей главе о сути теории - кратко».  Далее, действительно кратко, всего лишь на 20 страницах излагаются сжато основные положения учения К. Маркса, как пишет А. С. Шушарин, - «Ньютона социологии». В частности он пишет: «Марксов капитализм - это и не ранний, и не средний, и не современный, и не английский, и не российский и пр., а простой, предельно критически «чистый», элементарный («идеальный тип»), метафорично означаемый нами как «вульгарный» капитализм середины XIX в., рано или поздно неизбежно преодолеваемый, адаптирующийся и т.д.

Причем Маркс, не фиксируя того, опять напомним, ограничил­ся исключительно и только прорывной («катастрофически-спасительной») ветвью из всего поля траекторий где-то зревшей бифур­кации».

Более того, Полилогия и её автор не «разрывают» с марксовым учением как «Политической экономией» капитализма, а берут его за образец действительно первой в истории научной социологической теории. Начиная главу о капитализме, А. С. Шушарин пишет: «Единственная известная «акультурная» теория эндогенной фор­мы, т.е. критическая, эзотерическая, парадоксальная, революци­онная теория исторически нового критического же состояния, — это, напомним, и есть гомогенная теория капитализма Маркса, «Капитал». На фоне апологий буржуазных политэкономии Маркс дал теорию идеального типа «реального капитализма» тогдашнего времени только с одним, восходящим трендом».

Затем, как говориться, по образу и подобию логики «Капитала» строит уже и теории прочих эндогенных форм идеального типа, в том числе и «Политическую технологию» социализма. «Политической технологии» социализма как идеальной форме, как  ЧЭФ «функциональная», посвящена  глава 11 «Линейная (плановая, отраслевая) форма («Политическая технология»; Простая «Критика коммунизма», или всех «Политэкономий социализма», СОЭФ и «планомиксов»)». Материал главы излагается на почти 300 страницах, не считая отдельного 4-го тома «Социализм», посвящённого уже градации «социализм СССР», его развитию, становлению и краху.

  Таким образом,  марксово учение «Капитал» рассматривается лишь как основа теории «Политическая экономия» капитализма, точнее как основа теории чистой эндогенной формы (ЧЭФ) капиталистического (или экономического, рыночного, товарно-денежного) способа производства и воспроизводства действительной жизни. В то же время, созданная «творческой деятельностью … теоретика нашего времени» А. С. Шушариным  «Политическая технология» социализма по доминирующему объекту производственных отношений, механизму взаимодействия агентов производства, материально-знаковым отношениям, объекту отношений собственности и пр. в корне отличается от «Политической экономии». Следует здесь заметить, что теория «Политическая технология» социализма есть  теория чистой эндогенной формы (ЧЭФ «функциональная»)  социалистического, отраслевого, планового способа производства и воспроизводства действительной жизни.

Кроме того «Полилогия …» включает в себя эндогенно «эскизы» «Политической географии» феодализма (ЧЭФ «феодальная»), «Политической демографии» рабовладения (ЧЭФ «рабовладения»), «Политический социогенез (простая культурология)» первобытности (ЧЭФ «первобытная»), а также «тощий тренд»  постсоциалистического развития к новому восходящему Информационному обществу, для описания которого, вероятно, будет в дальнейшем создана теория «Политическая информатика» как теория ЧЭФ «информационная».

(стр. - 3)

 

1. Информация к «размышлению».

       Вы пишете, - «не раз размышлял об этих ЧЭФ и ныне прихожу к убеждению, что данная концепция политэкономически неистинна…», однако,  к Вашей чести, Вы правильно заметили, что в «ассортименте ЧЭФов» «преобладают общественные отношения, не исследуемые экономистами в качестве общественно-производственных», что собственно и подчёркивает ограниченность экономического взгляда на развитие современного общества.

В этом же заключается  и двойной порок «классической коммунистической теории». Во-первых, - это не полное отображение, а поэтому  и искажение,  действительной жизни общества, его общественных отношений. Во-вторых, - это сведение общественных отношений, как Вы пишите, к «общественно-производственным, исследуемым экономистами». Вообще же, как известно,- производственные отношения в социологии отличаются от производственно-технических тем, что они выражают отношения людей через их отношения к  объекту производства действительной жизни,  то есть отношения собственности. Объектом же отношений собственности могут быть не только «средства производства», но и многие иные объекты действительной жизни, например, работа, информация, знания, принадлежность к обществу и пр.

Далее. Судя по вышеизложенному и Вашим высказываниям,  Вы не читали и не изучали пятитомную теорию «Полилогия современного мира …», иначе бы были более точны в своих оценках и суждениях относительно аргументации на основе Полилогии. Поэтому, пользуясь Вашим слогом, - предлагается следующая «информация к размышлению», к дальнейшим размышлениям над ЧЭФами Полилогии для более чёткого и адекватного понимания их применения. (Так как одного абзаца в предыдущей статье для Вас оказалось недостаточно.)

1.1. Так как в понимании капитализма и социализма, а рано и прочих «измов», речь идёт об исторически общественном развитии, о развитии общества, то предметом их рассмотрения является вся «действительная жизнь», а  не только, как Вы пишите, «общественно-производственные, исследуемым экономистами» отношения.  Вероятно, Вы имеете ввиду  производственные отношения в сфере производства «вещей»,  в том числе, главным образом, в промышленных и  индустриальных секторах общества. Однако, эти ограниченные отношения  не учитывают всего разнообразия и многоликости общественного производства и воспроизводства самой действительной жизни. Таким образом как в «коммунистической теории», так и в социологии развития общества речь всё же идёт о производстве и воспроизводстве самой жизни людей и их отношениях в «производственном» процессе воспроизводства этой жизни. Вот о каком «производстве» действительной жизни говорится в социологических теориях развития общества, в марксизме и в учении К. Маркса.

В этой связи напомню известную цитату из письма Фридриха Энгельса Йозефу Блоху (Лондон, 21[—22] сентября 1890 г.):

«...Согласно материалистическому пониманию истории в историческом процессе определяющим моментом в конечном счете является производство и воспроизводство действительной жизни. Ни я, ни Маркс большего никогда не утверждали. Если же кто-нибудь искажает это положение в том смысле, что экономический момент является будто единственно определяющим моментом, то он превращает это утверждение в ничего не говорящую, абстрактную, бессмысленную фразу».

Итак, «экономический момент» даже в марксовом учении о самом капитализме, созданном более 150 лет тому назад как учение об «экономическом движении» «вульгарного» капитализма середины Х1Х века, не является «единственно определяющим моментом»!

(стр. - 4)

Далее Ф. Энгельс пишет: «Существует взаимодействие всех этих моментов, в котором экономическое движение как необходимое в конечном счете прокладывает себе дорогу…». То есть «Капитал» как учение о капитализме, рассматривает  «экономическое движение» лишь как доминирующее. Другими словами, и в нашем контексте, утверждается лишь о доминировании в градации капитализм  ЧЭФ «экономическая». И именно этой ЧЭФ и посвящён «Капитал» К. Маркса.

К сожалению, прочие градации (традиционно,  - общественно-экономические формации) традиционный марксизм  и наши классики рассматривают  так же с позиций «экономического движения», а не их (градаций) собственного  совсем не экономического движения.  Отчасти это можно понять как опробирование (как проба), например,   К. Марсом и первыми «марксистами» «капиталистической  (экономической!) точки зрения», теории капитализма, на градациях иной природы, что свойственно всем учёным и изобретателям,  как говорят, - «попробовать свою теорию в деле». Однако эта апробация (как проверка уже пригодности и правильности) теории, если вообще это можно назвать «апробацией», была куцей и тенденциозной, ибо игнорировала собственную основу этих градаций, их доминирующие ЧЭФ. Так, например,  - чего только «стоит» изобретённый классическим марксизмом «первобытный коммунизм» людей,  ещё только «вчера» живших как стадо «кровожадных» зверей!?

В Полилогии же, помимо «экономического момента», рассматриваются все моменты действительной жизни, то есть все виды общественных движений (ЧЭФ), образующих саму жизнь общества,  на их собственной основе!

1.2. Вы пишите, что «с принципиальной стороны для развития общества не имеет никакого значения, есть ли в обществе какая-то «совместная жизнь», какое-то «соисполнение».  …  и никакие ЧЭФы здесь ни при чём». Вероятно, что имеется ввиду используемое  в Полилогии понятие «общая жизнь» как объект воспроизводства действительной жизни, а не «совместная жизнь». «Общая жизнь» это доминирующий объект производственных отношений в первобытном обществе, где механизм взаимодействия агентов производства есть «телесно-духовное общение».

Возможно  поэтому далее утверждаете, что «Производственные отношения – не просто и не вся социальность, включающая всё что угодно, а социальность именно общественного производства. Это большая разница.  Производительные силы «назначают», «создают» определённые производственные отношения, «не глядя» на ЧЭФы Харчевникова, сколько бы их ни было. И политическая экономия должна постигать, чего «хотят» производительные силы для своего оптимального развития, а не гадать на ЧЭФах».

Простите, но это-то и есть самый настоящий, как Вы сказали сами о себе, «отсталый, устаревший «экономический догматизм».

Если Вам «мало» вышецитируемого и уважаемого Вами  Ф. Энгельса, говорящего от имени «гения» Маркса, то уберите сами мысленно из «действительной жизни» хотя бы такой объект Полилогии как «общая жизнь» («совместная жизнь») и посмотрите, что останется? – Земля останется без людей, которые  общаются, живут семьями, влюбляются, осваивают и развивают культуру, язык, влюбляются, рожают и воспитывают своих детей, радуются жизни, заботятся о стариках, спят, едят, поют и пляшут, читают книги и смотрят кино, обсуждают, выбирают, осуждают, протестуют, воюют  и  т.д. и  т.п.

На Земле же останутся, согласно «экономическому догматизму», лишь одни агенты «купли-продажи»,  человекообразные особи, выполняющие роль владельцев «средств производства» и «рабочей силы», то есть не люди, а их свойство трудиться по производству вещей. Понятно, что останется ещё и множество самих этих вещей (имущества), товаров. Всё остальное же, согласно «запущенному марксизму» будет упаковано в «условия и среду» как данное и не подлежащее изучению в «экономическом догматизме». То же, что осталось, будет осуществлять лишь  деятельность по производству «средств производства», вещей (телесных предметов) и «шмоток». Жизни, как таковой, как «действительной жизни» здесь места нет. И, как сказал по этому поводу Ф. Энгельс в письме И. Блоху,  получается «превращение» действительной жизни в «абстракцию, бессмыслицу». – Вот такие вот «де-факто» экономического догматизма имеем на сегодня.

(стр. - 5)

1.3.  Вы пишете, что «политическая экономия должна постигать …, а не гадать на ЧЭФах», однако сами того и не подозревая постоянно к этим ЧЭФам и обращаетесь. Например, ранее, в предыдущей статье о «мощном стимулировании»: - «Массы и участвуют в замене одного общественного строя другим в надежде обрести более высокий  уровень жизни, общественный статус». Но, «уровень жизни» это и есть, в основном, уровень развития ЧЭФ «первобытная» с базовым объектом «общая жизнь», о содержании которого более подробно было выше сказано в пункте 1. 2.

Если Вы не знаете, что есть ЧЭФ «первобытная» в полилогии, то на каком основании утверждаете, что эта ЧЭФ («какая-то «совместная жизнь» - Корняков) «для развития общества не имеет никакого значения»? – Простите, но если не знаете, что есть ЧЭФы в полилогии, то и не пишите, иначе у Вас получается «бессмыслица».

Там же, Вами упомянут «общественный статус», но затем, в следующей статье, Вы выступаете против «статусов», которые при социализме (точнее в ЧЭФ «функциональная, плановая») и определяют уровень «благополучения» каждого гражданина. Наконец, Вы  пишете о том, «что силы материальной выгоды намного перекрывают «статусные»» и т. д.  Но это последнее утверждение справедливо лишь для капитализма, однако это «нужно Вам» и Вы с готовностью обосновываете и принимаете к реализации лишь «капиталистический интерес», забыв о том, что озабочены «победой нового общественного строя».

Что же до того, что «коммунизм есть высшая против капиталистической производительность труда» (ПСС, т. 39), то кто «против»? Чего ломиться опять в «открытую дверь»? Не лучше ли, наконец, понять, что есть социализм «на деле», а не в свете, в общем-то, неплохих лозунгов «экономического догматизма»? Вы ведь, вероятно, не просто так писали в предыдущей статье, что «слабо, неадекватно, недостаточно разработана  та важнейшая часть теории, которая посвящена … социализму, успешно, восходяще развивающемуся на своей собственной основе в ноосферное коммунистическое общество». Однако об этой основе так и не сказали ничего нового и «путного», однако без тени смущения предлагаете «невиданно мощное стимулирование», - спрашивается, что собираетесь стимулировать? – Капитализм?

1.4. Однако, несмотря на всё это, Вы продолжаете утверждать, что «общая жизнь» («совместная жизнь») и «какое-то «соисполнение»» «для развития общества не имеет никакого значения». На подобной позиции, как на «принципиальной стороне» учёта только «экономического движения», по существу стояла и КПСС,  руководство КПСС и вся элита СССР (за редким исключением!) в 80-е годы «перестройки» прошлого века. – Чем это закончилось, надеюсь Вам известно, - крахом социализма СССР и распадом могучей державы.

В  этой связи напомню несколько фрагментов из документов КПСС того периода, а именно из доклада Генерального секретаря КПСС  М. С. Горбачёва, риторика которого во многом, если не во всём, совпадает с Вашей:

«Пора   преодолеть   и   предубеждение   относительно   товарно-денежных отношений,  их  недооценку  в  практике  планового  руководства  экономикой.

Отрицание важности их активного воздействия на  повышение заинтересованности людей,  эффективности  производства  ослабляет  хозрасчет,  вызывает  другие нежелательные   последствия.    И    напротив,   здоровое   функционирование товарно-денежных отношений на социалистической основе способно создать такую обстановку, такие условия хозяйствования, при которых его результаты всецело зависят от качества работы коллектива, от умения и инициативы руководителей».

(стр. - 6)

Были там и прямые реверансы в сторону экономического стимулирования высокопроизводительного труда и «изобретений». Читаем доклад 27- съезду,  1985 год:

«повысить производительность … труда;… ведомственная     неприязнь     к     «чужим»      изобретениям, незаинтересованность  производственников  в  их  внедрении.  … рассмотрение заявок на изобретения порой затягивается на годы;…  внедрять,  тесно  увязывая материальное  поощрение научных  коллективов  и отдельных  работников  с  их реальным вкладом в решение научно-технических проблем;… налицо  низкий уровень производительности    труда,    недостаточно   высокая    его   организация, неэффективное  стимулирование; развитие заинтересованности   работников    в   результатах   труда,   инициативы   и социалистической  предприимчивости».

Аналогичная риторика имела место и в Докладе Пленуму в январе1987 года.

Однако на деле, в результате заявленного  «повсеместного внедрения экономических методов управления», «развития заинтересованности работников» и «всемерного поощрения новаторства и социалистической предприимчивости», так называемое, повышение уровня «производительности    труда» и    «его   организации» не состоялось. Более того, к настоящему времени, эти «уровни» стали не только ещё ниже, но и сам производящий труд ушёл в небытие. Остались «в почёте» только «специалисты» по «распилу» общенародного имущества и госбюджетных средств, а так же «челночные» деятели «купи-продай» исключительно зарубежного товара. Вот их «производительность труда» возросла на порядки, достигая, как правило, более чем 100 % прибыли. Что ж, «невиданно мощное стимулирование» по В. И. Корнякову, можно сказать состоялось, правда, в деле воспроизводства частного капитала, но, отнюдь, не в промышленно-производственной  и сельскохозяйственной сферах производства. И всё это, произошло благодаря «политике материального и морального стимулирования высокопроизводительного  труда», намеченной и реализованной в процессе «перестройки».

Вот к чему привёл КПСС  отказ от, как Вы изволили выразиться, «какого-то «соисполнения»».

1.5. Очевидно, что Вы совсем не в курсе того, что такое «соисполнение» в Полилогии и с чем оно связано. Однако, почему Вы, толком не зная, что это такое, берётесь утверждать, что  «соисполнение» «для развития общества не имеет никакого значения»?

«В смятённом сознании, - здесь цитируетесь Вы, ибо весьма к месту, - сразу же возникают … поникшие классики марксизма, несчастные, одураченные ударники и стахановцы советских пятилеток, миллионы-миллионы активных участников многих инициативных движений «снизу» … Здесь, конечно, прежде всего и В. И. Ленин». Но ведь известно, что  в работе «Государство и революция» В. И. Ленин связывал российскую послеоктябрьскую  организацию труда в стране победившего социализма с работой «одной конторой и одной фабрикой», а К. Маркс с «одним всенародным, государственным "синдикатом"»,  то есть с работой одного большого конвейера. На этом «конвейере» все перечисленные Вами участники «соисполняют» свои функции (и «технологии») в соответствии с единым планом развития советского общества. А Вы пишете, - «не имеет никакого значения», - разве можно так опрометчиво отрицать, по сути, своё же, сказанное? (Да и к чему было «обзывать» классиков и «миллионы-миллионы активных участников»?).

В результате полилогического анализа, как Вы выражаетесь,  «гена социальной болезни» и вызванные им явления «глубокого укрытия инновационных возможностей», мы выходим на понятие такого «негатива» как «дефект производства», который присущ социалистическому способу производства, то есть ЧЭФ «функциональная, плановая, отраслевая». Однако  это отдельный и большой разговор, хотя и напрямую связан с отторжением новшеств при социализме, что сдерживало, как отмечалось, рост производительности труда в СССР. И именно за этим «дефектом производства» стоит ранее отмеченная Вами «угнетённость производительности труда». (Для справки, - ЧЭФ «экономическая, капиталистическая, рыночная» так же имеет свой характерный негатив – «экономическая эксплуатация»).

(стр. - 7)

Кратко говоря, необходимо было понять, что причиной, сдерживавшей рост производительности труда, был органически присущий социализму родовой «дефект производства», то есть причина была не в «материальном стимулировании», а в самой сути социализма, в его «социальном гене».

Для преодоления родового «дефекта» необходимо было перейти к обобществлению «технологий», то есть к очередному историческому «снятию». Иначе говоря, речь шла о смене социалистического способа производства на новый «информационный» способ производства. Но этого тогда никто так и не осознал, да и сегодня, судя по предложениям «мощного стимулирования»,  в том числе и Вы, не осознаёте, не до конца понимаете этого революционного момента,-  вероятно, в силу отмеченного Вами «смятения сознания».

1.6. И, наконец, последнее, - «для размышления» и «просвещения».

«Собственной основой социализма» является не «устойчиво выше, чем у капиталистов» «общественная производительность труда», как можно понять В. И. Корнякова, а согласно Полилогии, собственной основой социализма является чистая эндогенная форма  (ЧЭФ процесса производства) «функциональная, плановая, отраслевая, социалистическая», которая доминирует в градации социализм и которой имманентно присуща следующая атрибутика:

- объект производственных отношений – «технологии, функция», или проще, - «работа»;

- механизм взаимодействия агентов производства в связи с «функциями» - «соисполнение»;

- материально-знаковые отношения – «документы, статусы» коллективов и лиц;

- доминирующая собственность (асимметрия) – группо-иерархическая собственность на  «технологии, функции, работу»;

и др.

Так вот, «соисполнение», это не «какое-то «соисполнение», как Вы изволили выразиться, а атрибут, неотъемлемый элемент социалистического способа производства, социализма. Это то, что Вы упоминаете даже в той же статье, то, что В. И. Ленин пишет о планомерности, - как «стройность и единение в функционировании». Простите,  Вы  процитировали, но так и не поняли, что речь идёт о «соисполнении» и о «функциях», то есть об основных атрибутах функционального, социалистического способа производства. Поэтому, желательно, прежде чем судить и рассуждать, -  ознакомьтесь с теорией А. С. Шушарина  «Полилогия современного мира. (Критика запущенной социологии)». Понятно, что осилить пять томов не просто, но во имя истины и элементарного взаимопонимания, чтобы не допускать грубых ошибок (или, как Вы выражаетесь, - «дубиноголовости»), чтобы не опровергать самого себя, чтобы мне не приходилось излагать  Вам азы этой теории газетным языком, - попробуйте ознакомиться?!

 

2. Крах экономического догматизма.

       «Порочность  общей позиции» экономического догматизма, которая особенно ярко проявилась, в том числе и у озабоченного  утратой фундаментальных знаний «Большой Теории» доктора экономических наук Корнякова В. И., заключается в том, что  его апологетам  мир видится  лишь «экономическим оком». Так в бурной дискуссии с одним из апологетов экономизма в социологии, им было сказано мне почти буквально следующее: - «Если Родина продаётся, значит это товар!». И тут же продолжил, - «Если дети продаются, то это тоже товар» и т.д. И в обоснование приводятся ссылки на «более чем 150-летней» давности положения теории, описывающей только становление капитализма, - «варварский капитализм».

(стр. - 8)

Однако, все теории рано и поздно, обнаруживают «неумолимую ограниченность», в том числе и марксизм. «Диссидент в квадрате» А. Зиновьев пишет о возможности появления новой революционной теории так: «если нечто подобное сделают россияне, соотечественники не признают ни в коем случае. Идеи, конечно, разворуют и испоганят. А как  нечто целостное и оригинальное – не допустят. А в сфере политики … такое учение не в состоянии понять».

Вот и уважаемый  д.э.н.  В. И. Корняков в состоянии оперировать лишь с «простыми идеями», в частности, например, с таким показателем эффективности производства как «производительность труда». Ничего более сложного он и знать не хочет  и непрерывно цитирует материалы более чем столетней давности, что не есть плохо,  но «гибельно и противоестественно» то, что эффективность  типологически совершенно  различных способов производства действительной жизни оценивается одним и тем же показателем, производительностью труда.

При этом, защищая «фундаментальное научное знание», он строит аргументацию на начётническом «лыке» малосодержательных, но красивых строк публичной (бытовой) риторики. «Здесь, конечно, прежде всего В. И. Ленин», - пишет Корняков и цитирует, - «коммунизм есть высшая против капиталистической производительность труда…» (ПСС, т. 39)». Да, но это и так очевидно в Полилогии, что в восходящем развитии идеальных форм  производительность социализма, сменившего капитализм, будет не ниже ранее достигнутой при капитализме.  

Более того, с учётом нового, более высокоразвитого «функционального» способа производства общественная производительность будет выше, хотя бы только потому, что все имеющиеся «трудовые ресурсы» будут вовлечены в производство, в том числе и армия «капиталистической безработицы», что даст весомый прирост, объёмов производства. Следует так же учесть и то, что «единство» производительного процесса всей действительной жизни позволяет оптимизировать работу всех народнохозяйственных звеньев и получить дополнительный прирост эффективности.

К сожалению,  реальность такова, что социализм СССР значительно отставал от США по производительности труда. Так производительность общественного труда в СССР в 1982 году составляла порядка 40% от производительности США, однако  темпы роста в СССР составляли 6,1% (в промышленности – 5,5%), в США соответственно 1,9% и 2,9%. Это отставание не только признаётся Корняковым, но он им искренне озабочен, так он пишет,   - «рабочие особо не стремились повышать производительность труда. …Получался порочный круг .  Из-за угнетённости производительности труд… И ведь обязателен не просто рост производительности,  а такой, который был бы устойчиво выше, чем у капиталистов…».

Далее, в формате лозунгов, д. э. н. утверждает, ссылаясь на В. И. Ленина: - «социализм создаёт новую, гораздо более высокую производительность труда» и «все грамотные люди, знают, что … рост производительности труда – самое главное, самое основное для победы нового общественного строя». Но при такой лозунговой риторике вполне  можно договориться и до того, что в США построен социализм, а на Кубе – капитализм, да и в СССР всегда был капитализм, ибо производительность общественного труда была ниже, чем в США.

Однако, утверждать подобное может, пользуясь выражением Корнякова,  лишь  «самый дубинноголовый апологет капитализма» или,  добавим, «грамотеи» экономического догматизма. Занятно при этом то, что ни Харчевников ни «Полилогия …» не «отказывались от производительности труда как показателя построения капитализма», а лишь ставили «лыко в строку», то есть утверждали о необходимости для различных способов производства применять соответствующий данной типологии производства показатель эффективности. «Расправился»  с этими показателями лишь сам «опровергатель» Полилогии, который «наконец-то нашёлся», но так и не удосужился доже с ней ознакомиться, иначе бы не писал таких пассажей и так не «расправлялся» бы с  цитатами от  классиков (вероятно, ввиду полного забвения самой  теории).

(стр. - 9)

Чего только стоят  слова «воинствующего» экономического догматизма, о том, что  «Харчевников» якобы  «целит в объективную истину движения к коммунизму», «что для него не существует…что труд при социализме – всё ещё средство для жизни». Полноте, - разве можно так бездоказательно!? Или это Вы глаголете истину? Так Вы и теории не знаете, - ни полилогии, да и кроме нескольких расхожих цитат из классики,  более ничего по существу, даже на основе «традиционного марксизма», в защиту своей позиции так и не сказали.

Такому экономическому догматизму в отношении производительности труда, вероятно мало «перестроечной» погоне за высокую производительность, - догнать (и перегнать) по этому показателю США, с помощью  «невиданно мощного стимулирования». Такие гонки  на базе оголтелого  экономизма закончились крахом СССР и социализма СССР. Вот здесь  уж действительно, говоря словами Корнякова, стали «несчастными» и были «одурачены» «ударники» и «миллионы-миллионы активных участников» перестройки СССР.  «Колоссальный потенциал активности (в отсутствии которого, кстати, ложно упрекают носителей советского менталитета), - пишет в этой связи А. С. Шушарин, - без намёков на обновлённую идеологию, прорвался или оказался канализированным (…) в бешенство рыночного примитивизма,,,», в том числе и по причине «невиданно мощного стимулирования» производительности труда. Но урок видимо пошёл не впрок.

 

3. От одномерной производительности к сложной и многомерной организованности.

Удивительно и то, что занимаясь по сути одним из вопросов организации труда, то есть «динамической рентой» как основой «мощного стимулирования» Василий Иванович, не осознаёт предмета своего «новшества» в первую очередь как организационного момента, например, такого,  - «электроника предоставила работнику-инициатору расчёт всей «его» ДР по предприятиям-покупателям и поставщикам («вперёд» и «назад»), и в цепочке…». Однако и без этой системы, и без этих «работников-инициаторов» предложений, изобретений и даже открытий в советское время было предостаточно и,  как Вы пишите, - «предложений касательно такой-то возможности повысить производительность хватает»  (что - никак  не сравнить с нынешним состоянием). Главное чего не хватало, так это  организации по их реализации. Повторяю – организации.

Вы пишите о показателе социалистического способа производства, названным мною «организованность», весьма  эмоционально, иначе бы не выдали бы такой перл – «этот его снаряд в  меня – в составе целой обоймы, повергающей мой «экономизм», «экономический догматизм»».  – Как говорят в таких случая, - «Много Вы о себе думаете …», живите и здравствуйте, но отвечая в Вашем же стиле общения, посоветую, - не высовывайтесь раньше времени из окопа «экономического догматизма». Конструктивно же будет лучше, если обратитесь за помощью  и разъяснением к своим коллегам по инженерно-экономическому факультету на кафедру «Управление предприятием», с вопросом, что такое «организация производства» и в чём заключаются составляющие эффективности организации производства, а проще, - возьмите хотя бы обычный вузовский учебник по организации производства, что бы ни являть своим коллегам «продырявленное снарядами «тело экономического догматизма»». Это конечно не организация всего общественного производства и воспроизводства  социума, общества, но в конкретике всё же входящая в неё, - поэтому почерпнёте  там много полезного.

(стр. - 10)

Так как читателя без необходимости не следует отсылать к учебникам и справочникам, то ниже приведу  небольшую выдержку с определением «организации производства» из БСЭ.

БСЭ. «Организация производства, комплекс мероприятий, направленных на рациональное сочетание процессов труда с вещественными элементами производства в пространстве и во времени с целью повышения эффективности, т. е. достижения поставленных задач в кратчайшие сроки, при наилучшем использовании производственных ресурсов.

… О. п. должна обеспечить неуклонное увеличение объёма … продукции соответственного качества, …, рост производительности труда и снижение издержек производства, улучшение условий труда и повышение культурно-технических уровня кадров … технической оснащённости производства … рациональное использование техники … подготовку производства новых … видов изделий, совершенствование процессов их изготовления, текущее регулирование и контроль работы производственных звеньев. ….

Основные требования, предъявляемые к О.п.: достижение непрерывности процессов, пропорциональности всех звеньев и ритмичности выпуска продукции. … Пропорциональность — это взаимное соответствие пропускной способности смежных участков, позволяющее полностью использовать их производственной мощности. Ритмичность означает равномерный выпуск продукции и выполнение одинакового объёма работ в равные периоды времени. … Важнейшие формы О. п. — специализация, концентрация и комбинирование …

<…>

Важнейшие методы О. п. — поточный, … за каждым участком производства закрепляется ограниченная номенклатура работ, рабочие места и участки располагаются по ходу изготовления продукции; … обеспечивается синхронность работы смежных участков.

<…>

При О. п. во времени центральным вопросом является планирование длительности производственного цикла, ... переводом ряда естественных процессов в технологические, совмещением времени транспортных и контрольных операций с основным, использованием прогрессивных методов сочетания операций. …

  Эффективность О. п. выражается в повышении производительности общественного труда, улучшении использования основных производственных фондов, сокращении потерь сырья и материалов и снижении издержек производства».

Как видим, в понимании организации производства, или «организованности» производства как результата деятельности в этой сфере, «производительность труда» занимает незначительное место. Очевидно, что организация производства не сводиться к производительности труда и даже, «общественного труда», а является всего лишь одним из множества параметров элементов, составляющих суть «организованности» производственного процесса действительной жизни. Вынужден ещё раз повторить,  - да, показатель производительности труда есть показатель эффективности капиталистического способа производства (ЧЭФ «экономическая, капиталистическая»), ибо чем больше товара (штук) в единицу времени или на одного работника, тем больше прибыль. Прибыль же основная цель капиталистического производства.

Однако,  нет ничего удивительного и в том, что « производительность труда»  есть частный элемент той же «организованности», когда говорим о труде «членов  общества». При этом  выделим лишь  три  следующих момента.

(стр. - 11)

Во-первых. Важнейшим показателем  согласованности в соисполнении сопряжённых функций, а в конкретике поточного производства, рабочих мест, является ритм (такт), то есть та самая «стройность и единение в функционировании» (В. И. Ленин), которую Вы приписали «планомерности». Ритм, ритмичность производства,  это «основное требование, предъявляемое к организации производства».  Ритм поточной линии ( R ) есть промежуток времени между выпусками двух, следующих одно за другим готовых изделий. Так, например, в близкой к Вашей специализации в ЯГТУ в учебном пособии  Яркиной Т. В. «Основы экономики предприятий»,  ритм (такт) определяется (рассчитывается) по формуле:  R = T / N, где  T – плановый фонд времени работы линии за расчётный период; N – объём производства продукции за тот же период в натуральном выражении.

Если же взять выражение обратное выражению для  ритма,  то получим производительность поточной линии ( PR ), то есть «количество произведённой продукции в единицу времени»:  PR = N / T. Вот Вам и «частный момент той же «организованности»» производства, «но только экономического свойства», в котором обратная величина одного из параметров «организованности» производства, а именно ритма (такта) производства - R = T / N, является и величиной показателя производительности производства в натуральном выражении - PR = N / T.

Грубо говоря, можно сказать, что капиталистическое производство как идеальный способ производства, имея в целом менее развитые «производительные силы» и в силу менее сложных производственных отношений и механизмов взаимодействия агентов производства, довольствуется в оценке своей эффективности лишь одним из «частных моментов», определяющих эффективность организации социалистического производства (как способа). Разумеется, что речь идёт всего лишь о восходящем развитии и в рамках чистых (идеальных, абстрактных) эндогенных форм и самих градаций.

Всё это не только позволяет оценить позицию д.э.н. Корнякова как «детскую наивность» в поиске «простых идей» и решений в сложных системах, склонность к «примитивизму», хотя его идеи в области «динамической ренты» совсем противоположного свойства. Поэтому думается, что в этом опять-таки проявляется  «порочность общей позиции» экономического догматизм в производстве, свойственная  периоду «перестройки» и предшествующей модернизации хозяйственного механизма страны на «экономической основе».

Во-вторых. Не следует  забывать, что, как пишет В. И. Корняков, речь идёт о «научных положениях Большой Теории», то есть о социологических аспектах развития общества  как «всей действительной жизни» (а не о конкретике промышленного производства) и его исторических градациях.  В частности речь идёт о капитализме и социализме, о том, что градации капитализм и социализм есть способы производства и воспроизводства  жизни общества. То есть речь идёт не о «социально-экономических формациях» как привыкли выражаться в традиционном марксизме, а речь в восходящем развитии общества идёт о «социально-общественных, воспроизводственных» градациях. То есть градации-формации это совсем не чисто экономические объекты как у Корнякова, а композиции ЧЭФ по  Полилогии, которая не только развивает идеи учения К. Маркса, но и генерализирует само учение, что позволяет его считать дальнейшим развитием марксизма.

Поэтому,  когда Корняков пишет, что «этих ЧЭФ у Харчевникова  набирается немало» (правильнее было бы сказать – «в теории «Полилогия …») и при этом констатирует, что «преобладают общественные отношения, не исследуемые экономистами  в качестве общественно-производственных», то он, напрочь искажает предмет марксизма («Большой Теории»), исследующей именно общественные отношения в связи с производством и воспроизводством «действительной жизни», превращая сам предмет ««материалистического понимания истории в историческом процессе… производства и воспроизводства действительной жизни», согласно замечанию Ф. Энгельса в письме И. Блоху, «в ничего не говорящую, абстрактную, бессмысленную фразу». В марксизме  исследуются «общественно-производственные отношения», то есть отношения  в связи с производством и воспроизводством действительной жизни, а не исключительно собственно «экономические»!

(стр. - 12)

Однако, настаивая на исключительности только «политэкономических задач» и только исключительно  материального стимулирования, для дела социализма и коммунизма, он этим самым выступает защитником и апологетом «экономического клира», погрязшего в экономическом догматизме. Речь идёт не о конкретной экономике и «экономиксах» отдельных производств, а о социологии общественных отношений всей действительной жизни. Об этом «клире», в связи с неприятием им вообще новых революционных теорий, с нескрываемой иронией пишет и автор «Полилогии …» А. С. Шушарин: «…главный герой, правящий научный клир, находящийся даже по собственному (правда, косвенному) признанию в старых «парадигмах» двух уже нерелевантных «экономизмов», непосредственно неодолим, непроницаем, соответственно совер­шенно «невменяем», изворотлив, вплоть до антиинтеллектуализма. Интеллектуальный контакт практически исключен. Весь этот клир как весьма дружная организация (И. Валлерстайн) в самосохранении будет все тоньше изощряться, как писал Т. Кун, до погоста своих выразителей, а то и их идейных по­томков.

Более того, я уж не раз отмечал, что экономизм преодолевается в социальной мысли давно и «во всех направлениях». Но пока все это эклектическая хаотизация…».

Далее вынужден частично повториться, чтобы напомнить,  что «этих ЧЭФ…немало». Видимо это «немало» и помешало Корнякову вникнуть в их суть, ибо куда проще в действительной жизни «размышлять» только в области одного экономизма, - в рамках одной ЧЭФ «экономическая». Итак, в реальности, а не в «экономической абстракции»,  производство и воспроизводство действительной жизни  включает следующее множество чистых процессов (ЧЭФ) или чистых способов производства:

● Процесс воспроизводства самого, можно сказать, базового, «человеческого материала», то есть изначального общества просто людей как мыслящих биологических существ со своей культурой жития, общения, со своим языком, традициями и т.п., то есть объекта «общая жизнь». Механизм взаимодействия агентов этого производства жизни есть «телесно-духовное общение». Всё  это есть атрибуты  ЧЭФ,  доминирующей в градации первобытность.

● Процесс воспроизводства, можно сказать, «специалистов и умельцев», «умеющих и могущих работать»  людей, то есть «работников»  производства и воспроизводства действительной жизни, то есть объекта «работник».  Механизм взаимодействия агентов этого производства жизни есть «трудообмен». Всё это есть атрибуты  ЧЭФ,  доминирующей в градации рабовладение.

 ● Процесс воспроизводства,  можно  сказать, «малой Родины»,  «местности»  жизнедеятельности  людей, то есть «пространства производства»  и воспроизводства действительной жизни, то есть объекта «пространство производства».  Механизм взаимодействия агентов этого производства жизни есть «соседствование». Всё  это есть атрибуты  ЧЭФ,  доминирующей в градации феодализм.

● Процесс воспроизводства «вещей, имущества, орудий труда и быта», «товара», необходимых в  жизнедеятельности людей, то есть «средств производства»  и воспроизводства действительной жизни, то есть объекта «средства  производства». Механизм взаимодействия агентов этого производства жизни есть «товарообмен». Всё это есть атрибуты  ЧЭФ «экономическая или  рыночная»,  доминирующей в градации капитализм.

● Процесс воспроизводства, можно сказать, «функций и технологий», всевозможной «работы» как  жизнедеятельности людей, то есть «функций и технологий»  по воспроизводству действительной жизни, то есть объекта «технологии, функции». Механизм взаимодействия агентов этого производства жизни есть «соисполнение». Всё  это есть  атрибуты  ЧЭФ «функциональная  или  плановая»,  доминирующей в градации социализм.

(стр. - 13)

● Процесс воспроизводства, можно сказать, «информации», всевозможных «данных, сведений, знаний» о  жизнедеятельности людей, то есть «информации»  по воспроизводству действительной жизни, то есть объекта «информация». Механизм взаимодействия агентов этого производства жизни есть «полное и свободное информационное обеспечение». Всё  это есть атрибуты  ЧЭФ «информационная»,  доминирующей в постсоциалистической градации Информационное общество.

И т.д.

 Поэтому, когда экономисты-догматики пытаются представить мир людей и историческое развитие их общества как экономический процесс «воспроизводства вещей», то  именно их усилиями создаётся «противоестественная ситуация». И именно такая позиция, в том числе и Корнякова В. И., как в теории, так и на практике ведёт дело к «идейному тупику» и гибели общества, несмотря на популистские и бессодержательные заявления о намерениях  «творения нового человека коммунистической эры».

Далее, третье. Градация («формация») есть композиция всех перечисленных ЧЭФ, то есть все они существуют в каждой градации одновременно и «параллельно», то есть являются как бы различными срезами (подпроцессами) одного, единого процесса производства и воспроизводства действительной жизни, то есть «срезами» самой «действительной жизни». Отличие градаций заключается лишь в том, что в каждой градации доминирует, главенствует, лишь одна из перечисленных ЧЭФ, определяя тип соответствующей градации. Тип доминирующей ЧЭФ определяется уровнем развития общества по сложности в данный момент, то есть уровнем развития , так называемых «производительных сил» по производству и воспроизводству всей действительной жизни, а не только промышленного и с/х производств как однобоко полагает «экономический догматизм» традиционного марксизма и его «защитник» Корняков, у которого , как он пишет, «только производственные (экономические) отношения группируют работников…   И эти «группирующие» производственные отношения не имеют отношения к наличию тех или иных ЧЭФов.   …никакие ЧЭФы здесь не причём».

Любопытно, что при этом огульном отрицании отрицается («не имеют отношения», «не причём») и ЧЭФ «экономическая», полностью  описанная в учении К. Маркса «Капитал», которое  включено  в «Полилогию» составной частью. Как говориться, «сами себя и высекли», - с чем и поздравляем. Ведь даже в статье  «На ступеньку ниже…» ЧЭФ «экономическая» («капиталистическая») представлена непосредственно с указанием её атрибутов «средства производства» и «товарообмен». И даже если Вы не читали «Полилогию …», то со статьёй в какой-то мере всё же знакомы?

Однако, если, как Вы пишите, «эти ЧЭФ … придуманность», то  учение К. Маркса и весь марксизм есть так же «придуманность»? Похоже, что такой позицией «коммунистическая теория, особенно с К. Марксом, В. И. Лениным» не только не защищается, а скорее наоборот – подвергается обструкции в процессе Ваших «размышлений».  Кстати, при этом вызывается неотвратимое сомнение и то, как Вы заявляете, что « Я, - то есть Корняков В. И., - не раз размышлял об этих ЧЭФ».

Однако, вернёмся к градации как композиции ЧЭФ. Одновременное и параллельное существование всего разнообразия ЧЭФ означает и возможность исследования, и измерения и оценки реального процесса «действительной жизни» с позиций любой ЧЭФ и использования соответствующих показателей, в том числе и «производительности производства», равно как и «организованности». Но только в градации социализм  главенствует показатель эффективности, доминирует, «организованность», а в градации «капитализм» - «производительность производства». Когда же речь идёт о «чистых формах» (ЧЭФ), то там наличествует только один тип показателей, что, однако, не исключает их взаимосвязи и опосредованного, так сказать, присутствия. Так что не следует ломиться в открытую дверь, а следует освоить новую теорию «Полилогия …» и тогда «полновесно» выступать с опровержениями и поисками «прямой неправды», ибо в противном случае эта «неправда»  порождается Вами, вызывая у окружающих «боль и тревогу», а у Вас  маниакальное ощущение «опасности и беды».

(стр. - 14)

В заключение,  и ещё раз, чтобы «любому экономисту было понятно». Действительно, «Полилогия…», говоря Вашим слогом, «это не только политическая экономия», но и «политическая технология», «политическая информатика», «политическая география», «политическая демография» и «политический социогенез (простая культурология)» или в целом, можно сказать, - «политическая социология». И все эти теории «критические», в том числе и «Капитал», названный его автором «критической теорией» («Критика политической экономии»),  но отнюдь не «анти…» как Вы пишите,   - «мнение самих К. Маркса и Ф. Энгельса, подчёркивавших антикапиталистический смысл книги». Эти теории всего лишь отражение различных этапов восходящего развития общества как исторического факта, а с «фактами не спорят» и уж тем более не выступают против них, иначе «идейный тупик», что и было проявлено в Вашей статье.

В своей «крутизне» Вы превзошли «самих К. Маркса и Ф. Энгельса». Так Вы пишите: «Достается и самому Марксу, ибо его «Капитал»  «посвящён исключительно (выделено мной. – В.К.) капиталистическому, то есть «экономическому» способу производства…». Круто. Не принято во внимание мнение самих К. Маркса и Ф. Энгельса, подчёркивавших антикапиталистический смысл книги». Что ж, -  «послушаем» мнение автора «Капитала», которое можно  прочитать  в самом  «Капитале»,  например,  в  «Предисловии к первому изданию».  В  предпоследнем абзаце  этого предисловия к «Капиталу» он пишет: - «Предметом моего исследования  в настоящей работе является капиталистический  способ производства и соответствующие  ему отношения производства и обмена».

Сказано К. Марксом яснее ясного. Выходит Вы и «Капитал»  плохо читали или просто не дошли до 2-ой страницы. Так что написанное Вами не только «круто», но и, можно сказать, - «прямая ложь».

 

4. К полупрозрачному соотношению производительности труда и эффективности (организованности) процессов труда.

        В своих «опасениях» д.э.н. Корняков В. И. с пафосом утверждает, ломясь в «открытые двери» со ссылкой на К. Маркса, что «полезный конкретный труд с его производительной силой – вечное (…) условие существования людей». Против этого можно было бы  и не возражать, но уточнить всё же нужно. -  Люди всё-таки биологические существа, животные, поэтому упомянутое «вечное» это, прежде всего, жизнедеятельность (деятельность) людей, в том числе «труд» и «производящий труд». Так вот труд, как жизнедеятельность людей, имеет место во всех градациях и во всех ЧЭФ. Однако в различных типологических срезах (ЧЭФ) один и тот же конкретный труд оценивается в своём качественном совершенстве (уровне развития) различно, то есть соответственно, адекватно, выбранному срезу (ЧЭФ).

Чтобы пояснить это, хотя бы в первом приближении, позвольте напомнить следующий анекдот, ещё советских времён, но с небольшим комментарием в свете данной темы.

«Подчинённый приходит к начальнику с отчётом о проделанной работе.

- Как дела? - спрашивает начальник.- Какие новости?  Что, - привезли?

- Новостей две. Одна новость хорошая, а другая плохая.  С  какой начать?

- С хорошей, говорит начальник.

Подчинённый отвечает.

- Привезли много, весь склад забит,  аж до крыши! (Комментарий: - высокая производительность труда.)

(стр. - 15)

А что за плохая новость? – спрашивает радостный начальник.

- Так это всё «дерьмо», никому не нужное! – Цветёт и пахнет…».

(Комментарий. - Низкая эффективность организации – привезли не то, что нужно, и дальнейшему «переделу» не подлежит. По этой причине смежники останутся без нужного сырья, тогда как склад забит до предела, поэтому получить и разместить что-то нужное, уже не представляется возможным. – Производственный «конвейер» остановился.)

При этом заметим, следуя Полилогии, что «само слово «эффективность», как в таких случаях говорят социологи, заметно оккупировано в экономиксной литературе. … эффективность – это мера субъект-субъектных отношений, всегда присущая конкретной ситуации. – Далее А. С. Шушарин пишет, - Но вот типы этих субъект-субъектных отношений (а это, напомним, философский «намек» на производственные отношения) определятся объектом этих отношений. Потому экономическая эффективность (в основе - производительность) связана с «метафизи­кой» производства вещей, а эффективность - с «метафизикой» техно­логий, соисполнения работ. Всегда одновременно многих. Производительность связана с производством вещей, а эффективность - с выполнением функций (процессов), сводимых к производительности лишь в частных случаях. Потому, …, даже сам термин «эффективность» в хозяйственную практику начал вводиться именно в СССР еще в 1920 г. С.Г. Струмилиным. (Хотя, вполне вероятно, само понятие «эффективность» тоже узкова­то; множественность функциональных связей позволяет предположить, что более адекватной или дополнительной характеристикой труда здесь  должна бы быть организованность; что опять же совсем не эквивалентно ее какой-то, тем более всегда конкретной, величине.)

Потому в удачливом капитализме может быть бешеная про­изводительность, но, строго говоря, там еще нет эффективности как общественного атрибута производства. Абсолютно  имманентная капитализму, так сказать, легитимная безработица, например, - свидетельство отсутствия эффективности или органи­зованности как общественного атрибута.

<…>

На этот счет, расширяя понимание производства как хотя бы двух «технологических стилей» (здесь  А. С. Шушарин имеет ввиду ЧЭФ «экономическая, капиталистическая» и ЧЭФ «функциональная, плановая, социалистическая». Всего же различных ЧЭФ, как выше перечислялось, значительно больше, а поэтому и «типологических характеристик» труда как производственного жизненного процесса соответственно больше и у каждой ЧЭФ своя характеристика, так называемой, «эффективности»  - ХАТ), Л. Гребнев естественно приходит к достаточно широкой трактовке эффективности хозяйствования, которая «включает: устойчивость получения конечных результа­тов, уровень использования ресурсов (прежде всего человеческого фактора), наконец, целесообразность функционирования, пони­маемую как подчиненность экономики как части интересам жизни целого - общества». А последнее уже явно близко к организованности, включающей еще и некоторую защищенность человека, так сказать, от стихий производственных невзгод».

О том, что такое «организованность» (или «эффективность») в социологии развития общества, как производственного процесса «действительной жизни», во многом можно судить даже по тому «узкому» пониманию, которое придаётся этому понятию в областях конкретного промышленного производства, в частности излагаемых в «требованиях, предъявляемых к организации производства». Так в многочисленной литературе часто можно прочитать следующее требования: - «… достижение непрерывности процессов, пропорциональности всех звеньев и ритмичности выпуска продукции. … использование средств  труда с минимальными потерями времени, безостановочное продвижение предметов труда через все стадии производства. Пропорциональность — это взаимное соответствие пропускной способности смежных участков, позволяющее полностью использовать их производственной мощности. Ритмичность означает равномерный выпуск продукции  и выполнение одинакового объёма работ в равные периоды времени».

(стр. - 16)

Поэтому, - производительность и «организованность (как эффективность) в Полилогии  - это количественные моменты совершенно разных качеств, разных типов общественных форм конкретного труда. Это совершенно «разные категории», это атрибуты разных общественных механизмов, «обменного» и «соисполнительного».

 Вещественное, капиталистическое (экономическое) производство (ЧЭФ) и характеризуется вещественной же характеристи­кой, которая в самой «глубокой основе» - производительность. Эта характеристика одномерна и проста – количество (вещей, имущества, телесных предметов и масс) на единицу труда (рабочей силы).

Функциональное (плановое, социалистическое) производство (ЧЭФ) характеризуется «организованностью», то есть эффективностью, которая в самой «глубокой основе» характеризуется, скажем так, «многоликой», гетерогенной, функциональностью. Здесь одномерных оценок, подобных «производительности» множество, как говорят в математике, это многокритериальная оценка, «никогда не сводимая» по своей сути к одномерной, простой.

Не углубляясь в теорию Полилогия, отметим, что в простейшем и предельном понимании, как отмечается в Полилогии, - «эффективность труда определяется мощностью функции, приходящейся на одного работника, т.е. всегда связана не с абстрактной (объемной), а с конкретной стороной труда любого рода, от шахтерского до конторского. Понятно, что в совокупном процессе с ростом эффективности труда положение данной функции (в первом приближении положение функции есть некие численности работающих - ХАТ) уменьшается, разумеется, при прочих равных условиях (например, если с ростом эффективности совпадает и рост потребности в данной функции, то тогда и ее поло­жение может расти, несмотря на увеличение эффективности). Гово­ря абстрактно, приближаясь к бесконечности, эффективность озна­чает выполнение необходимой работы бесконечно малым объемом функции. <…> Раньше, скажем, проблемой отопления города были заняты едва ли не все его жители, а теперь - только работники ТЭЦ и ЖЭКов. В самом общем случае эффективность непосредственного труда (груда, имеющего дело с «косной материей») зависит от огромного количества конкретных факторов, от типа или модификации технологии, от ее состояния, от оснащенности функции, от ее обеспеченности другими работами, от потенциала технологии (в ча­стности, ее производительности), от ее масштабов, от природных условий и, наконец, от организации самой работы коллектива, квали­фикации и расстановки работников».

Что же касательно трактовки Корняковым понятия эффективности труда, производства, как показателя построения капитализма и социализма,  то одномерность «экономического догматизма» не в состоянии представить многопараметрическую оценку «эффективности социалистического производства». Эта оценка включает, - «сопряжённость и плановость, «соответствие» и «соисполнение» многообразных производственных функций на всей диспозитивной сети функционального производства всей страны» и ещё множество различных характеристик функционального среза производства и воспроизводства всей действительной жизни, среза, обозначаемого в Полилогии как ЧЭФ «функциональная».

Поэтому не увидев в «эффективности» одномерного «соотношения» результатов и затрат, «экономический догматизм» сразу воспринимают это, пользуясь речевым оборотом Корнякова, как «войну не только с ним, сколько с фундаментальной экономической теорией». Нет не с экономической теорией идёт война (с теориями не «воюют»), и уж тем более с Корняковым, а с «научным клиром» экономического догматизма. То есть с клиром, можно сказать, оккупировавшим всю «действительную жизнь» и смотрящим на весь многообразный мир  нашей жизни только «глазами» ограниченной «политической экономии», тем самым не только превращая оценки и суждения об этом мире  «в ничего не говорящие, абстрактные, бессмысленные фразы», но и несущие в себе «гибель» и «беду» современному обществу, его будущему.

(стр. - 17)

«Воспитанные» на этом догматизме, говоря языком Полилогии, - «десятки тысяч «Лассалей» спят и видят «простые идеи», с которыми можно ангажироваться у начальства или в газете у толпы, что по сути почти одно и то же, рвение во власти. Об этом писал уже Аристотель, называя первых льстецами, а вторых демагогами, одинаково обретающими огромную силу соответственно у тиранов или демократии. Ну разве не видно, что ни у одной партии, движения, кандидата и пр. нет «за душой» абсолютно ничего интеллектуально соразмерного ситуации в стране и на планете. Так что «отпущенные на свободу» упомянутые «Лассали» и выкинули весь безумный примитивный хаос. Колоссальный по­тенциал активности (в отсутствии которого, кстати, ложно упрекают носителей советского менталитета), без намеков на обновленную идеологию, прорвался или оказался канализированным (выражение В. Богачева) в бешенство рыночного примитивизма и вообще хаотизирующей деструкции».

 

5. О таинственной «индивидуальной экономической собственности работников».

 

К. Маркс начинает свой бессмертный «Капитал» так: «Богатство обществ, в которых господствует капиталистический способ производства, выступает как «огромное скопление товаров <…> Товар есть прежде всего внешний предмет, вещь, которая благодаря её свойствам, удовлетворяет какие-либо человеческие потребности. Природа этих потребностей, - порождаются ли они, например, желудком или фантазией, - ничего не изменяет в деле. … как средство производства. …Каждая такая вещь есть  совокупность многих свойств и поэтому может быть полезна различными своими сторонами. Открыть эти различные стороны, а следовательно, и многообразные способы употребления вещей, есть дело исторического развития».

Никто не возражает против того, как показывает и доказывает «Полилогия …», что «богатства общества или, чуть точнее, материальные ценности как основы «смыслов» человеческого бытия или «божественного социального» гетерогенны, а их вещественная составляющая, и вообще товарная форма, реальна во всех системах, но торжествует над всем лишь при капитализме».

Далее, следуя образцу социологической теории («Капиталу»), А. С. Шушарин начинает своё исследование (правда, пишет он это уже во втором томе «Полилогии …») так: «Доминирующее (…) богатство обществ, в которых господствует линейная (отраслевая, плановая) форма производства, выступает как огромное скопление выполняемых в производстве функций, а отдельная функция - как элементарная форма этого богатства. Наше исследование начинается поэтому с анализа функций».

Да, «функции», а проще и грубо, - «работа», это не «вещь», но «богатство», а поэтому по поводу этого богатства так же возможны и существуют производственные отношения и отношения собственности. «Функции» логически сложнее «товара» и неудивительно, что воспринимаются не всеми «на ура» и многими не сразу, даже владеющими основами социологии и философии.

Однако нетрудно заметить, что они вполне  и «достойно» вписываются  в дух методологии и логики «Капитала», ибо они есть «человеческая потребность», они «полезны» и им присущи «многообразные способы употребления». Поэтому «открыть эти различные стороны», есть так же «дело исторического развития».

Это краткое введение понадобилось для того, чтобы более подготовлено перейти к отстаиваемой Корняковым «индивидуальной экономической собственности работников в социалистическом обществе», связываемой им с экономическим содержанием социалистической революции в 1-ом томе «Капитала» К. Маркса. К сожалению ни пояснений, ни аргументов  и доказательств, ничего подобного по поводу «индивидуальной экономической собственности» в статье более нет. Видимо у д.э.н., выражаясь его терминологией, - опять что-то «заело».

(стр. - 18)

Поэтому посмотрим, что есть в 1-ом томе у К. Маркса об этой «индивидуальной собственности» и социалистической революции как об «экспроприации экспроприаторов» и   о конце «частной собственности».

К. Маркс пишет: «Капиталистический способ присвоения, вытекающий из капиталистического способа производства, а следовательно, и капиталистическая частная собственность, есть первое отрицание  индивидуальной частной собственности, основанной на собственном труде. Но капиталистическое производство порождает с необходимостью естественного процесса своё собственное отрицание. Это – отрицание отрицания. Оно восстанавливает не частную собственность, а индивидуальную собственность на основе достижений капиталистической эры: на основе кооперации и общего владения землёй и произведёнными самим  трудом средствами производства. <…>  в общественную собственность».

Так как  речь идёт именно о социалистической революции  («отрицание отрицания»), то, вероятно, можно понимать в этом фрагменте «индивидуальную собственность на основе достижений капиталистической эры» как «индивидуальную социалистическую собственность». Но о каком типологическом объекте отношений индивидуальной собственности  в общественном производстве  может идти речь у Маркса и Корнякова, если «средства производства» обобществлены? У «экономистов» экономического догматизма  здесь возникает «раздвоение личности». С одной стороны, это «средства производства», которые уже обобществлены, а с другой стороны это же, но уже «индивидуальная собственность», - и не ясно как «общественное» может быть одновременно и «индивидуальным»?

Преодолеть эту «неувязку» традиционного марксизма можно лишь с позиций более высокой, то есть генерализирующей марксизм теории, а именно, - с позиций «Полилогии … « А. С. Шушарина. Чтобы не углубляться в существо этой  теории, дадим сразу разрешение этой коллизии марксового «Капитала».

Суть этого полилогического разрешения заключается в том, что доминирующим  объектом производственных отношений и отношений собственности в градации социализм является совсем не «экономический» объект (вещь, средства производства), а типологически иной объект – «функции» («технологии») или просто «работа». Относительно и «по поводу» объекта «функции» возникают и существуют не просто «частные», а ограниченные (не обобществлённые) группо-иерархические  отношения собственности.  На уровне «функции», как элементарной «технологии» отдельного агента производства, эти отношения, грубо говоря, являются «частными». У К. Маркса нет такого типа отношений собственности, но в его время и социализма ещё не было, да и капитализм только начинался.

 Таким образом, сочетание «частных» отношений собственности на «функции» с общественными и обобществлёнными отношениями собственности на «средства производства» порождает иллюзию «индивидуальной собственности»  на средства производства. Однако это всего лишь есть иллюзорное право агента реализовывать  свою «функцию» в общем процессе производства и воспроизводства действительной жизни на «средствах производства», принадлежащих всему обществу и предоставленных этому индивиду для выполнения  именно данной «функции». Понятно так же и то, что с ростом мощи «средств производства» и их, если так можно сказать, изобилия появляется возможность в полной мере учесть и функциональные пожелания и склонности агента как члена общества, что собственно и проявилось, нашло отражение,  в термине «индивидуальная собственность».

(стр. - 19)

Через общую ограниченность категориальной основе «Капитала» проявляется и ограниченность «экономического догматизма», когда он выходит за рамки капиталистического способа производства. Отсюда возникает и его теоретическая импотенция в анализе как исторического восходящего развития общества, так и  его прочих, всем известных, градаций (за исключением собственно капиталистического способа производства). Поэтому, будет вполне разумно, если категориальная основа «Капитала» так и останется за капиталистическим способом производства, а категориальная основа «Политической технологии» останется за «функциональным» способом производства, доминирующим в градации социализм. В целом же их взаимосвязи в историческом развитии станут предметом более общей мегатеории «Полилогия современного мира. (Критика запущенной социологии)». Вот тогда это  и будет «круто», как «крутой» поворот в сторону новой теории, генерализирующей прежнюю. Ибо тогда не надо будет всеми «неправдами» бродить по россыпям «факторов будущего», их «выпячивать», искать «закономерности», ибо достаточно будет напрямую обратиться к теории и практике построения социализма и отражающей этот исторический факт фундаментальной социологической теории развития общества «Полилогии …»  А. С. Шушарина.

 

6. О «целостности функционирования производительных сил и производственных отношений».

В силу недостаточности традиционного марксизма, зараженного вирусом «экономического догматизма», и естественно самого марксового учения о капитализме для оценки и анализа, для объяснения и описания исторического восходящего развития общества, особенно в период социалистического строительства в СССР, необходимо пересмотреть, как выражается Корняков, «идею целостности функционирования производительных сил и производственных отношений», приняв за основу концепцию композиции ЧЭФ (чистых эндогенных форм) различных типологических процессов производства и воспроизводства действительной жизни. 

В связи с ростом сложности современных обществ следует перестать смотреть на все гетерогенно различные типологии отношений по поводу объектов нашей жизни, жизни общества, как на чисто «экономические отношения».  Иначе невозможно избежать таких «вывихов» как признание некоторыми возможности не только рассмотрения, но и преступной практики, типа «Родина и дети есть товар, ибо продаются и покупаются». Однако эта «придуманность» порождается теоретическим «невежеством» и, в частности, 150-летней запущенностью теории развития общества и классическим марксизмом «Большой Теории».

Взять, к примеру, классическое раскрытие К. Марксом содержание социальной революции, «перепевом» которого Корняков посвятил немало строк, но, к сожалению, так и не обнаружил конкретного типологического содержания этих перемен на разных этапах исторического развития общества. Тогда как К. Маркс в Предисловии к «Критике политической экономии» писал: «На известной ступени своего развития материальные производительные силы общества приходят в противоречие с существующими производственными отношениями, или - что является только юридическим выражением последних - с отношениями собственности, внутри которых они до сих пор развивались. Из форм развития производительных сил эти отношения превращаются в их оковы. Тогда наступает эпоха социальной революции. С изменением экономической основы более или менее быстро происходит переворот во всей громадной надстройке. При рассмотрении таких переворотов необходимо всегда отличать материальный, с естественнонаучной точностью констатируемый переворот в экономических условиях производства от юридических, политических, религиозных, художественных или философских, короче - от идеологических форм, в которых люди осознают этот конфликт и борются за его разрешение» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 13).

(стр. - 20)

Производительные силы это система субъективных (человек) и вещественных элементов, осуществляющих «обмен веществ» между человеком и природой в процессе общественного производства. Короче говоря, это «средства производства», то есть средства труда и предмет труда, и люди, обладающие определённым производственным опытом, навыками к труду и приводящие эти средства производства в действие. Производительные силы  образуют ведущую  сторону способа производства, основу развития общества.

Производственные отношения, совокупность материальных (экономических) отношений между людьми в процессе общественного производства и движения общественного продукта от производства до потребления. Производственные отношения являются необходимой стороной общественного производства. «В производстве люди вступают в отношения не только к природе. Они не могут производить, не соединяясь известным образом для совместной деятельности и для взаимного обмена своей деятельностью. Чтобы производить, люди вступают в определенные связи и отношения, и только в рамках этих общественных связей и отношений существует их отношение к природе, имеет место производство» (Маркс К., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 6).

Производственно-экономические отношения, или, как их обычно называют, «производственные отношения», отличаются от производственно-технических тем, что они выражают отношения людей через их отношения к средствам производства, т. е. отношения собственности.

Они, производительные силы и производственные отношения, находятся в единстве и, можно сказать, в условиях равновесия соответствуют друг другу.

Однако, если мы рассмотрим, что входит в состав производительных сил по воспроизводству самой действительной жизни, то кроме самого субъекта, выступающего во множестве различных ролей (агентов), и кроме «вещественных элементов» обнаружим и массу других объектов. Это весь состав типологий объектов, образующих саму действительную жизнь: «общая жизнь», «работник», пространство производства», «средства производства», «функции, технологии», «информация и знания» и пр. То есть, сведение всей жизни общества, как производственного процесса её воспроизводства, до безобразия «безликой вещи» в образе «средств производства» есть, можно сказать, «кастрация экономизмом».   

Соответственно  и производственные отношения, как пишет Маркс, включают различную деятельность и обмен этой деятельностью и разные связи. Но деятельность по воспроизводству бывает типологически различной как и сами объекты воспроизводства. Поэтому, имеющий место, так называемый, «обмен» использует и соответственно типологически различные механизмы «связи» агентов действительной жизни: общение (телесно-духовное), трудообмен, соседствование, товарообмен, соисполнение, свободный и полный обмен информацией и знаниями и пр.

Таким образом, налицо разнообразие типологий, пользуясь прежними терминами, как производительных сил, так и производственных отношений и отношений собственности. Вследствие этого соответственно имеет место и типологическое разнообразие пар производительных сил в их конкретной типологии и производственных отношений, которые отражают суть со временем нарастающих перемен как социальных революций в недрах, в первую очередь, соответствующих ЧЭФ. При этом каждой ступени исторического развития в восхождении по градациям общества соответствует доминирование только одной из этого множества пар соответствия «производительных сил» и «производственных отношений» соответствующей ЧЭФ.

Однако ограниченный категориальный язык «экономического догматизма» не в состоянии чётко провести различие между градациями и их движущим механизмом развития.

(стр. - 21)

В силу изложенного, используя частично всё тот же язык «экономизма», можно сказать, что в каждой ЧЭФ есть свои «производительные силы», свои объекты производственных отношений и свои «производственные отношения», которые существуют одновременно и параллельно.

Поэтому «Полилогия …» не «подрывает», как пишет Корняков, «идею целостности функционирования производительных сил и производственных отношений», а дифференцирует, позволяя при этом не только различать противоречия различной типологии и их комбинации, но и дифференцировать «группировку работников».  Последнее позволяет более глубоко понять и осознать саму «классовую» стратификацию и расстановку движущих сил развития общества или, как пишет Корняков, понять, «постигнуть, чего «хотят» производительные силы для своего оптимального развития». Это позволяет так же не «гадать», как принято в «экономическом догматизме», какие группы агентов являются движущей силой, доминантой, того или иного этапа исторического процесса развития общества.

 Наконец. Всеобщим предметом труда является природа в целом, а сегодня это уже и сам человек, сам себя творящий и главная производительная сила.

Поэтому, в силу отмеченной запущенности социологии и марксизма, читатель вынужден постоянно «гадать», что понимать под «общественным производством», - только производство «вещей» или самой «действительной жизни», даже не смотря на часто цитируемое разъяснение Ф. Энгельса. И только законченные «догматики экономизма» продолжают упорствовать в своём «единобожие» средств производства., расценивают любые попытки «поставить их на место», то есть в ЧЭФ «экономическая, капиталистическая, рыночная»,  как их «изгнание». - Никто не посягает на «Политическую экономию», ибо кроме неё есть множество иных «Политических …» наук в рамках единой мегатеории «Полилогия …».

Таким образом, можно сказать, что лозунгом современности является «философское снятие» экономической оккупации марксизма и частного критического учения К. Маркса о капитализме. А кто и насколько гениален, покажет история, пока же мы видели впечатляющий, но всё же фрагмент,  бурного восходящего развития советского общества и крах «экономических доктринёров» перестройки.

 

7. Об «этике» и «Капитале».

 

 В последних абзацах статьи её автор упоминает (буквально только упоминает) тему, как он пишет, «о применимости методологии и логики «Капитала» к исследованию социализма», а так же ставит вопрос, - «Этично ли возглашать отходную «Капиталу» (в смысле коммунистической теории), даже не познакомившись с доводами творческого коллектива Цаголова (1950 – 1960)?».

Удивительная привычка у профессора «ломиться в открытую дверь», вероятно, объяснение этому только одно, прямо по Полилогии, - «ангажироваться у начальства или в га­зете у толпы, что по сути почти одно и то же, рвение во власти. Об этом писал уже Аристотель, называя первых льстецами, а вторых демагогами, одинаково обретающими огромную силу соответст­венно у тиранов или демократии». Ведь в Полилогии А. С. Шушариным и во множестве моих статей прямо указывается, что фундаментальная социологическая теория А. С. Шушарина «Полилогия …» генерализирует учение К. Маркса «Капитал», то есть включает его в себя как составную часть., что автор «Полилогии …» считает учение Маркса единственной по настоящему научной социологической, критической, теорией «варварского капитализма», что ему эта теория служила образцом научного труда и что его, так называемая, «методология и логика»» были использованы при разработке теорий социализма и прочих эскизов теорий прочих градаций восходящего развития общества в эндогенной логике.

(стр. - 22)

- В чём вопрос «о применимости»? Вы совсем не знакомы с пятитомной теорией «Полилогия …», однако считаете возможным ставить вопрос об «этичности». – Но ведь именно это и не этично! Это Вам «не клин клином вышибать», ибо из двух теорий с одной Вы явно не знакомы. Этого вопроса о применимости давно уже нет, другое дело, - как применять? В это связи и в связи с «перестройкой», как отмечает А. С. Шушарин, - «абсолютно ничего соразмерного зреющему революционному вселенскому перелому, в том числе накатывавшемуся системному (даже как только  «формационному») кризису социализма не было. Всё оставалось и намертво остаётся в состоянии, сформулированном в 1985 г. Н. А. Цаголовым, - вопрос  в науке даже не поставлен».  Поэтому именно эта теория (ЧЭФ «социалистическая, плановая, функциональная, линейная») занимает большую главу с полусотней параграфов в «Полилогии …».

А ведь Цагалов, излагая «Проблемы развития политической экономии …, М., 1985»,  пишет о «плановой форме» производства, - Вы же ссылаетесь  на «старые» труды «Курса политической экономии» лишь как на постановочные. Таким образом, с той поры, после 1960 года, «учёные» так и не смогли реализовать свой «тезис о применимости методологии и логики «Капитала» к исследованию социализма». Что же касается «доказательств» «во главе с двухтомником «Курса политической экономии», то по Вашим комментариям совсем не видно, что это хоть как-то сдвинуло с места проблему «исследования социализма» за последующие, с 1960 года,  15 лет, если судить по тому же  заявлению самого  профессора Н. А. Цаголова. Что Вы там смогли вычитать (?), вопреки заявлению профессора МГУ, я действительно не знаю. Но, судя по вашей статье,  ничего нового, кроме всё того же «экономического догматизма».

Наконец, в самой модели социалистического механизма по Н. А. Цаголову, исходящей из «планомерности», налицо  противоречивый симбиоз государственного плана и хозрасчётного рынка отдельных предприятий. Он пишет: «Планомерность и товарность производства суть прямо противоположные начала, но они реально сосуществуют в единой социалистической системе производства и находят свое противоречивое выражение в действительности социалистических предприятий. С одной стороны, предприятия представляют собой лишь органические части единого общественного социалистического производства, с другой стороны, они выступают как отдельные товаропроизводители». … «Нормы хозрасчета являются своеобразным способом разрешения противоречия между планомерностью и товарностью производства социалистических предприятий. Их смысл заключается в том, чтобы, предоставив предприятию самостоятельность, вытекающую из того, что оно производит продукт как товар, и сохраняя ту форму его экономического стимулирования, которая связана с товарной формой продукта, обеспечить выполнение социалистическим предприятием его функциональной роли, как звена планомерно организованного производства».

«В этом изложении товарно-денежные отношения и закон стоимости играют заведомо подчиненную роль» – пишет, например, Михайлов, разбирая образный пример Цаголова, где тот «закон стоимости и товарно-денежные отношения уподобляет силам природы», заканчивает так: «Непроизвольно автор модели как бы предсказал ее будущее: наступил момент, когда «природная» рыночная стихия оказалась сильнее планомерной организации, построенной человеком».

Если Вы, уважаемый профессор, сравните материалы доклада Горбачёва М. С. на 27-съезде КППС с позицией Цаголова, то увидите много общего, например:

«Пора   преодолеть   и   предубеждение   относительно   товарно-денежных отношений,  их  недооценку  в  практике  планового  руководства  экономикой.

Отрицание важности их активного воздействия на  повышение заинтересованности людей,  эффективности  производства  ослабляет  хозрасчет,  вызывает  другие нежелательные   последствия.    И    напротив,   здоровое   функционирование товарно-денежных отношений на социалистической основе способно создать такую обстановку, такие условия хозяйствования, при которых его результаты всецело зависят от качества работы коллектива, от умения и инициативы руководителей».

(стр. - 23)

И там же:

«В использовании общественной собственности надо решительно поднять роль трудовых  коллективов.  Важно  неукоснительно  проводить  в  жизнь  принцип, согласно   которому   предприятия  и  объединения   полностью   отвечают  за безубыточность своей работы. А  государство  не несет ответственности по  их обязательствам. Именно в этом  состоит суть хозрасчета. Нельзя быть хозяином страны,  не будучи подлинным хозяином у себя на заводе или в колхозе, в цехе или  на ферме».

Позже выявилось, что Горбачёв намеренно разрушал коммунизм СССР, а вместе с ним и СССР, - неужели и Вы, упоминая Цаголова, преследуете те же цели? Неужели Вы не видите, что подобная позиция в период «перестройки», привела к краху социализма СССР и  разрушению СССР? А так как Вы всё это «читали и знали», то как это понимать? Конечно, говоря Вашим же, причём дословно, слогом, Корняков «может сказать: что не читал, не знаю». Но со времён Спинозы известно, что «невежество не есть аргумент». Вы что, хотите окончательно разрушить, теперь уже и Россию? Кому и чему Вы служите, – «дубинноголовым апологетам капитализма» и «опровергателям» современного марксизма?

Или вот ещё очередной пассаж: - «Он (Харчевников А. Т.  – ХАТ) считает, что вместо этого капиталистического стимулирования нужна «система организации высокопроизводительного труда» (ага, значит, без производительности труда социализму всё-таки не обойтись? Александр Тимофеевич, где Ваша последовательность?)…».

– «Последовательность» на месте, и Вы зря продолжаете «ломиться в открытую дверь» (или сознательно провоцируете?), ведь ясно и специально для Вас было написано там же: - «… производительность, согласно Полилогии, - показатель эффективности капиталистического способа производства. Этот показатель имеет место и в условиях социализма (коммунизма), но основным, главным показателем эффективности социалистического (функционального, линейная форма) способа производства является «организованность» производственного процесса действительной жизни …».  Читайте, - выделено специально для Вас. Вы же через своё «ага» вводите в заблуждение читателя и рассуждаете об этике. Разве так можно, уважаемый …?

 В заключении, хочется напомнить д.э.н., профессору ЯГТУ кратко два последних абзаца из упомянутого письма Ф. Энгельса И. Блоху:

- «я прошу Вас изучать эту теорию по первоисточникам, а не из вторых рук,— право же, это гораздо легче. …

<…>

Маркс и я отчасти сами виноваты в том, что молодежь иногда придает больше значения экономической стороне, чем это следует. Нам приходилось, возражая нашим противникам, подчеркивать главный принцип, который они отвергали, и не всегда находилось время, место и возможность отдавать должное остальным моментам, участвующим во взаимодействии. … К сожалению, сплошь и рядом полагают, что новую теорию вполне поняли и могут ее применять сейчас же, как только усвоены основные положения, да и то не всегда правильно. И в этом я могу упрекнуть многих из новых “марксистов”; ведь благодаря этому также возникала удивительная путаница...» (Сочинения К. Маркса и Ф. Энгельса, изд. 2, т. 37).

Прошу и Вас, уважаемый Василий Иванович, так же изучать теорию  «Полилогия современного мира. (Критика запущенной социологии)» по первоисточнику, а не из вторых рук и газетных статей,— право же, это гораздо легче и «эффективнее» …

(стр. - 24)

Так как теорию Полилогия Вы не знаете, но вступаете по её поводу в дискуссию, то, как Вы сами писали, в анализируемой статье, - «со времён Спинозы известно, что «невежество не есть аргумент». Действительно, аргументов, достойных серьёзного и полновесного ответа в Вашей статье так и не обнаружено, а жаль, могла бы случиться интереснейшая дискуссия, как для нас, так и читателей ЭФГ.

 

 Примечание. Почти все «эмоциональные» выражения и эпитеты заимствованы из статьи  д.э.н., профессора ЯГТУ Корнякова В. И.

     

  Александр Тимофеевич
ХАРЧЕВНИКОВ,
кандидат технических наук
ст. ТИХОНОВА ПУСТЫНЬ
Калужская обл.

октябрь 2010 года