POLILOG _____ ПОЛИЛОГ_____ POLILOG


 

к.т.н. Харчевников А. Т.

 

О «трудовом и творческом потенциале» трудовых коллективов.

(«Трудный путь» к пониманию трудового коллектива и его «собственности».)

 

Часть 1. Трудовой коллектив как субъект права.

С энтузиазмом и надеждой воспринял инициативу «Экономической и философской газеты» по «широкому обсуждению и внесению поправок и дополнений, соответствующих современным реалиям» в проект Федерального закона «О трудовых коллективах», когда-то внесенного на рассмотрение в Госдуму по инициативе КПРФ. 

(Примечание. Текст проекта Федерального Закона «О трудовых коллективах» опубликован в «ЭФГ» №  2 , февраль 2010 г.,  http://www.eifg.narod.ru/fedzac2-10.htm ) 

Полностью поддерживаю точку зрения редакции ЭФГ в том, что ключевыми моментами данного законопроекта являются:

1. Констатация самого факта существования трудового коллектива как некого субъекта права, отсутствующего в нынешнем законодательстве РФ.

2. Описание прав и полномочий трудового коллектива, позволяющее ему влиять на те или иные процессы организации …. 

 Следует особо заметить, что такое понимание исторического момента никак не связано с «текущими» идеологиями современного общества, - это, как утверждает «Полилогия …» есть всего лишь проявление «вторая сторона «основного закона» гуманизма». Проявление этой «научности» мы уже наблюдали в период начала «перестройки», выражавшийся в небывалом «авторитете науки», «который, - как писал А. С. Шушарин, - пусть даже ещё неустойчивый, но определяется уже не намерениями интеллектуалов, а самим типом общественного производства, <…>, когда в радикальном отличии от всех предшествующих форм идеологических процессов вдруг обнаружилась политическая популярность учёных, превзошедших популярность звёзд экрана <…>.

 Дальше, правда, картина стала очень быстро меняться.  Крупный прокол вышел в народных надеждах практически на всех упомянутых лиц (от Абалкина Л. до Ясина Е., всего 36 фамилий, - ХАТ), у которых, так сказать, «за научной душой» не оказалось ничего».

Таким образом, в деле дальнейшего развития «социальной материи» сообразно самой культуре современного мышления необходимы,  прежде всего, уже понятийные, теоретические, научные обоснования. Очевидно так же и то, что прежний багаж «научности», в том числе и в рамках «традиционного марксизма» оказался явно недостаточным для решения проблем, - «соответствующих современным реалиям».

Поэтому в разрешении вышеупомянутых проблем «о трудовых коллективах» будем опираться на науку и действовать «по науке», - по теории Полилогия.

 

1.      О трудовом коллективе как субъекте права на владение объектом собственности «функции, технологии». 

Субъектами гражданского правоотношения являются его участники. В каждом правоотношении участвуют не менее двух субъектов, в противном случае нет ни общественного отношения, ни правоотношения. Например, собственник предприятия (точнее «средств производства») является управомоченным лицом, поскольку само право собственности определяется, как право лица владеть, пользоваться, распоряжаться неким объектом, в данном примере – вещью или иначе – «средствами производства.

 То есть объектом гражданского правоотношения является то материальное или нематериальное благо, по поводу которого это правоотношение возникает. Поэтому важной, можно сказать решающей, характеристикой субъекта права является       правильно представленное определение его объекта владения, пользования и распоряжения через указание на те блага, которые представляют интерес для субъектов гражданского права, вступающих ради этих благ в определенные отношения.

 Известно, что объектами гражданских правоотношений могут быть вещи, действия (в том числе услуги), результаты действий, результаты духовного и интеллектуального творчества и пр. Под объектами права следует понимать то, на что направлены права и обязанности субъектов правоотношений.

 Таким образом,  участники граж­данских правоотношений по отношению друг к другу вы­ступают  как  юридически  равные  субъекты,   обладающие организационно-правовой и имущественной, объектной, обособленностью, а само  гражданское правоотношение представляет собой слож­ную правовую категорию, состоящую из трех обязательных элементов: (1) субъектов, (2) объектов и (3) содержания.

  Однако в опубликованном проекте закона «О трудовых коллективах» отсутствует, в отличие от субъекта «социально-экономических отношений» (ст. 2), статья, прямо определяющая основной объект собственности субъекта, то есть то, через что является субъект «трудовой коллектив» «управомоченным лицом». Короче, - собственником чего является «трудовой коллектив»? 

Для ответа на этот вопрос рассмотрим небезызвестную типовую коллизию из жизни современного трудового коллектива.

Одним из незыблемых прав трудового коллектива является право на забастовку. Чем и как подкрепляется это право, чем так силён и богат трудовой коллектив, что позволяет ему иметь такие «разрушительные» и в то же время весьма действенные права? – Вероятно за этим и скрывается сущностная сторона трудового коллектива, который в состоянии противостоять «на равных» так называемому «хозяину производства» с его силой и богатством в виде собственности на «средства производства» (капитал).  В силу «симметрии» в таком «равновесном» противостоянии это так же есть некая собственность, но уже собственность трудового коллектива, - собственность не на «вещи» («средства производства»), или их капитализированной форме «капитал», а на процесс, на так называемые в Полилогии А. С. Шушарина - «технологии, функции».

 Согласно «Трудовому Кодексу РФ» (Глава 61. Рассмотрение и разрешение коллективных трудовых споров) понятие «забастовка» есть «временный добровольный отказ работников от исполнения трудовых обязанностей (полностью или частично) в целях разрешения коллективного трудового спора» как «неурегулированных разногласий между работниками (их представителями) и работодателями (их представителями)…».

 Право на забастовку отражено в статье 409 «Право на забастовку» в соответствии со статьёй 37 Конституции РФ.

Как видно, в формулировке понятия «забастовка» указывается на отказ работников от исполнения их «функции», называемой в тексте «трудовыми обязанностями», «возложенными на него (работника – авт.) трудовым договором» «в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции» (Статья 56. «Понятие трудового договора…»). Далее, в «Статье 57. Содержание трудового договора», читаем: «… трудовая функция (работа по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретный вид поручаемой работнику работы)».

 Кроме того, как вытекает из текста определения понятия «забастовка», только работник (коллектив) находится в таком отношении к объекту «трудовые функции», что лишь он «в состоянии» отказаться «от исполнения трудовых обязанностей», то есть отказаться от исполнения «функции, технологии». Вот это-то и есть проявление отношений собственности на «технологии, функции», ибо только «работники», трудовой коллектив, являются «владельцами» (владеют!) «функцией» («технологией»), ибо только они и могут «распорядиться» (!) ими, например, в форме отказа от их «использования» (!). То есть, в этих формулировках полностью, скажем так, де-факто,  отражено это проявление этого права, - он, трудовой коллектив, есть собственник такого объекта как «функции, технологии», только он ими (1) «владеет», (2) «распоряжается» и (3) «исполняет».

 Действительно, действующий «Гражданский кодекс РФ» так и определяет содержание и права собственности, - «Собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения …». Следовательно, очевидно, что именно трудовой коллектив есть субъект (собственник), у которого имеется исключительное и  изначальное право на владение, распоряжение и пользование таким объектом отношений собственности как «функции, технологии».

 Таким образом, силой и богатством (в буквальном смысле) Трудового коллектива является обладаемая (владеемая) им «собственность» на производственную «функцию» или, как даётся в Полилогии в форме категории, - «технология» (но не в узком инженерно-техническом смысле), а в качестве элементарного проявления её даётся как «функция» отдельного исполнителя или более мелкого производственного подразделения. Вот об этом, главном, главным концептуально, и следует в первую очередь «правоустанавливать» в Федеральном законе РФ «О трудовых коллективах». А затем уже следовать и в части утверждения «самого факта существования трудового коллектива» как субъекта права, связывая это с объектом исключительного права в чётко определённой типологии объектов собственности как «функции, технологии»,  отсутствующего в нынешнем законодательстве РФ. 

 Таким образом, в этом частном примере, образно говоря, забастовка есть столкновение интересов двух сторон «собственников», - одна сторона, это владелец («собственник») «средств производств» или «хозяин средств производства», а другая сторона, это владелец («собственник») «функции», «технологии» того же производства или, как говориться в быту, - «хозяин производства» как процесса.

 Однако в «Трудовом Кодексе РФ», например, в статье 20, «сторонами трудовых отношений являются работник и работодатель», а не работодатель и трудовой коллектив.  Более того, несмотря на декларирование «социального партнёрства» и «равноправия сторон»,  «неравноправны» даже обозначения сторон. Так,  с одной стороны, пишется «дают работу» (работодатель), а с другой - «нанимаются на работу» (работник), но не «наоборот».  В нашей же трактовке, с применением закона «О трудовых коллективах», это бы прозвучало примерно так: - трудовой коллектив (работников) берёт на себя исполнение производственных «функций», а владелец (хозяин) организации предоставляет «средства производства» и т. п., то есть происходит равноправное, как говорят в науке, соединение «рабочей силы» («функций и технологий») и «средств производства». Кроме того, - приоритет в представлении интересов работников следовало бы закрепить не за «соответствующими профсоюзами» (как в ст. 29 – 31 ТК РФ), а  за трудовым коллективом, осуществляющим производственную «функцию».

В последующем тексте кодекса это неравноправие оформляется в ст. 56 «Понятие трудового договора….» уже в таких выражениях как «работодатель обязуется предоставить работнику работу», а не «средства производства» как «собственник средств  производства». То есть, - «напрямую» закладывается неравноправие, а «социальное партнёрство» сводиться фактически  к производственному диктату, превращая не только работника, но и весь трудовой коллектив в «рабочую силу» и не более. Это-то и даёт, так называемому «работодателю»,  формальное основание считать, что весь доход предприятия (организации), вся получаемая прибыль и вся «прибавочная стоимость» есть собственность «работодателя», его собственность, а не собственность трудового коллектива работников, теперь уже окончательно не «равноправного» «социального партнёра».

Вот это неравноправие, заложенное в Трудовом кодексе РФ, и призван, по нашему мнению, устранить закон «О трудовых коллективах РФ» в доработанном  редакцией ЭФГ варианте проекта Федерального закона, ибо в «действительном производстве» происходит лишь «логическое сложение» «средств производства» одного владельца (хозяина «организации») и «функции, технологии» другого владельца (трудового коллектива). Это «логическое сложение» по сути равносильных сторон (или «факторов») собственно и позволяет сформировать дееспособное производство, как говориться в теории развития общества, по «производству и воспроизводству действительной жизни».

 

2. О «субъект-объектных» отношениях в редакции проекта.

1.Итак, начнём с главного в нашем анализе проекта закона «О трудовых коллективах», - со статьи 2 «Трудовой коллектив организации – субъект социально-экономических отношений».

 Речь идёт о «социально-экономических отношениях», но вот «по поводу чего» и «в связи с чем» сказано, мягко говоря, не только не внятно, но и вообще ничего не сказано. Правда упомянуты «экономические отношения», но что за ними стоит, в чём их суть?  – Об этом можно лишь догадываться и частично прояснять по дальнейшему контексту статей закона. А ведь за этим скрывается главная сторона сути закона о трудовых коллективах как субъекте «социально-экономических отношений».

 2. Пункт 1 статьи 2 закона гласит: «Трудовой коллектив организации является субъектом социально-экономических отношений, включая отношения собственности, основанные на праве свободного распоряжения своим трудовым и творческим потенциалом».

Здесь социально-экономические отношения раскрываются через отношения собственности по поводу «трудового и творческого потенциала» трудового коллектива. Казалось бы, далее должен быть пункт, раскрывающий и прямо называющий этот «потенциал» как «объект отношений собственности», которым владеет трудовой коллектив на правах ограниченной (не обобществлённой) собственности. Это понятие «трудового и творческого потенциала» близко к категории объекта (процесса!) отношений собственности именуемого в «Полилогии …» как «технологии, функции».

 И действительно, ниже, в пункте 3 статьи говорится, что «Трудовой коллектив организации объединяет … способности к труду … и использованию трудового, интеллектуального и творческого потенциала работников в деятельности организации». Однако сам объект отношений собственности «объектом отношений собственности» так и не назван. Почему?

Вероятно, в этом отразилось влияние использованной теоретической базы при подготовке текста этой статьи закона. К тому же в такой формулировке как «потенциал» этот объект и не обозначается как объект, а воспринимается как некое свойство трудового коллектива.

 Так, например, согласно классическим марксистским представлениям об «общественно-производственных, или экономических отношениях» и «прежде всего отношениях собственности» эти отношения собственности «всегда связаны с вещами, то есть со средствами и предметами труда, а также с результатом труда – продуктом. Это значит, что отношение собственности есть отношение человека к человеку через посредство вещи».

 То есть классический марксизм видит лишь «объективные материальные, экономические отношения людей друг к другу в процессе производства, выражающиеся в их отношении к средствам производства и результатам труда как к своим или как к чужим». А отсюда следует два типа отношений собственности «к средствам, предметам и результатам труда», соответственно, – «тип частной собственности» или «тип общественной собственности», что далее и находит отражение в правовых отношениях собственности. Других объектов отношений собственности и в целом «общественно-производственных» кроме как «вещей» ни традиционный марксизм, ни современная власть и общество не видят и не приемлют.

Это и объясняет, почему в проекте Закона субъект, в лице трудового коллектива, представлен, говоря образно, как «безлошадный», то есть лишенный, по сути, права на его имманентный, исключительно только ему присущий и изначально неотделимый от него, объект собственности (объект отношений собственности). Но именно в силу этой «имманентности» так или иначе, этот объект постоянно возникает в той или иной «словесной упаковке».  Именно поэтому и возникла сама идея Закона о трудовых коллективах (в не зависимости от воли и сознания людей) как оформленного права на владение этим объектом и прочими правами в сфере «общественно-производственных» отношений. 

Люди, а в нашем обсуждении, трудовые коллективы, всего лишь для марксизма «основной элемент производительных сил общества», к которым относятся «средства производства (средства труда и предметы труда – ХАТ) и люди, обладающие определённым производственным опытом, навыками к труду и приводящие эти средства производства в действие». Вот эту способность человека к труду в классическом марксизме именуют «рабочей силой», которая при капитализме «становится товаром». («Способность» это не объект и не «вещь», а поэтому товаром быть не может - ХАТ.) «Классики» следующим образом определяли понятие «рабочая сила», - рабочая сила есть «совокупность физических и духовных способностей, которыми обладает организм, живая личность человека, и которые пускаются им в ход всякий раз, когда он производит какие-либо потребительные стоимости».

 Наконец, там же утверждается, что «целесообразная деятельность человека, или труд, и средства производства являются необходимыми факторами процесса труда», всякой производственной деятельности. То есть процесс труда есть «взаимодействие рабочей силы и средств производства».

 Так что же это за объект отношений собственности, о котором необходимо прямо заявить в Законе о трудовых коллективах, и, который, так или иначе, представлен в силу своей имманентности трудовому коллективу в таких метафорах, факторах и категориях как «трудовой и творческий потенциал», как «совокупность физических и духовных способностей», как «навыки к труду», как «целесообразная деятельность человека или труд» и «рабочая сила»? То есть некая работа, но не вещь и не свойство, а процесс!

Как уже ранее кратко отмечалось, согласно теории развития общества  А. С. Шушарина «Полилогия современного мира. …»,  таким объектом, объект-процессом, являются «технологии», а как элементарные явления «функции», «работа». «Технологии,  - пишет А. С. Шушарин, - это и не люди, и не средства производства, и не бесчисленные технологии в квазивещественном (тем более физическом) смысле, а взаимосвязано осуществляемые, реализующие коллективный навык приёмы труда, знания, процессы производства, своего рода узлы или, по моде, «кластеры», связанной взаимодеятельности людей. <…>

… в самых первых представлениях технологии обнаруживают (проявляют) себя юридически в виде бесконечно разнообразных участков, цехов, бригад, служб, отделов, лабора­торий, далее - предприятий, НИИ, колхозов, совхозов, более крупных образований. В основе всех этих внешних, юридико-организационных форм и лежат ячеисто взаимосвязанные про­цессы производства, технологии. Все эти технологии по своему существу никогда не могут находиться в частной собственности (хотя отношения с ними, конечно, могут быть капитализированы); они всегда неотделимы от коллективной, совместной (соорганизованной) деятельности людей как «живущие участки производства» (вспомним «живущую пашню»). Но, будучи неотделимыми от дея­тельности людей, технологии тем не менее есть внеиндивидуальные, объективные процессы, которые в качестве доминирующего объекта обстоятельств производства и оказываются в ограничен­ной (необщественной) собственности, в узурпации».

 Вообще же основной характеристикой всякой деятельности, человека или (трудового) коллектива, «является объектность деятельности, её субъект-объектная ориентированность. <…> … содержание проблемы объектности деятельности заключается в том, что деятельность как субъект-объектное отношение понимается как способ воспроизводства объекта в способах человеческой деятельности.» (см. «Деятельность как социальный феномен».).

Таким образом, «технологии» – явление фундаментальное (как и средства производства), классически не поддающееся определению, ибо есть типологическая часть всей действительной жизни общества. Вся же действительная жизнь общества есть совокупность таких типологически разных объектов производства и воспроизводства действительной жизни как «общая жизнь», «работник», «пространство производства и жизни», «средства производства», «технологии, функции», «информация и знания» и т.п., которые есть либо процессы (объект-процесс), либо «предметы» (объект-предмет).

Соответственно обезличенными агентами такого объектив­но логического среза производства и воспроизводства действительной жизни (а не только собственно промышленного производства) как взаимосвязано осуществляемых тех­нологий, процессов, являются относитель­но обособленные коллективы людей, выполняющих все эти взаи­мосвязанные процессы в общественной форме функций.  То есть эти агенты и есть – трудовые коллективы.

 Содержанием, «телом», носителем функции, элементарной технологией, или элементарным предметным богатством, такого функ­ционального среза производства, является полезная рабо­та (процесс) в бесконечном разнообразии ее конкретного содер­жания. Поэтому, в таком, функциональном срезе производства, нет никакого продукта, в функциональном производстве его не сущест­вует, здесь есть только процессы, можно сказать, - и услуги, но  тогда  это будут «услуги»  металлургические,  авиастроитель­ные и т.д.

 Наконец здесь же необходимо сказать не только о том, что есть объект собственности трудового коллектива, но и характеризовать логическую структуру собственности «на технологии-функции», которая в традиционном марксизме понимается лишь как «частная» или «общественная», причем даже не предполагается вообще любой иной их логической структуры, кроме упомянутой, - «атомарной».

Собственность на технологии имеет, по сравнению с классическим марксизмом, новый, группоиерархический характер, т.е. логически в своей иерар­хичности формально напоминает феодальную собственность на пространство производства (на процесс производящей террито­рии), а по групповому характеру внешне напоминает первобытную собственность на общую (совместную) жизнь.

  «Технология» является собственностью коллектива, - утверждает «Полилогия…», - а этой собственностью как совместным и взаимосвязанным про­цессом труда распоряжается (конечно, не во внешнем, юридиче­ском смысле) по своему собственному разумению каждый обособ­ленный коллектив вместе с его администрацией, а не общество, - это и есть сама собой разумеющаяся данность, естественная, абсолютно нормальная, мо­рально-положительная. В самом деле, меняются заяв­ки, меняются потоки, сваливаются горы заданий, инструкций, директив, «но при этом, - пишет А. С. Шушарин, - реальное распоряжение технологией, рас­становка людей, организация процесса, использование всех элемен­тов технологии, в том числе и разлюбезных средств производства, незыблемо как гранит остаются святым, кровным делом коллекти­ва».

 Таким образом «собственность на технологии, в своем «чистом виде», имеет не просто групповую, не иерархическую,  не дихотомичную и т.д., но и не аморфную, а «совершенно опреде­ленную группо-иерархическую объективно-логическую структуру (своего рода «геометрию») иерархии «собраний»».

 

Часть 2. Трудовой коллектив – ключ к восходящему будущему, ключ к Социализму.

3. О «маркировке границ трудового коллектива» и принципах правового регулирования производственных отношений.

3. В статье 5 «Основные права и обязанности трудового коллектива» в пункте 2 записано: «Трудовой коллектив, предоставляя организации свой трудовой, интеллектуальный и творческий потенциал, совместно с Органами управления организации участвует в решении вопросов трудовых отношений, участия трудового коллектива в доле прибыли, в вопросах развития производства и социальной сферы, создает для этого свои органы и поручает им представлять интересы трудового коллектива».

 Здесь опять право на «совместно с Органами управления организации участвует …» по сути, обосновывается как право собственника «технологий-функций», но через некий мифологизированный «интеллектуальный и творческий потенциал», который так и остался не раскрытым и не определённым, а в правовом отношении «ничтожным».

Попутно следует заметить, что в этой статье закона обнаруживается некоторое противопоставление  «администрации» как «Органов управления организации» и Трудового коллектива. Однако, как выше было указано в цитированном из «Полилогии …» фрагменте, под трудовым коллективом как собственником следует понимать не только прямых, непосредственных исполнителей, но и всю иерархию производственного управления производством (и коллективом исполнителей). Собственно эта производственная  иерархия и определяет «групповую собственность  непосредственных исполнителей» как группо-иерархическую собственность на «функции, технологии». Поэтому лучше было бы написать, что «Трудовой коллектив … через систему органов трудового коллектива (см. гл.III «Система представительства трудового коллектива» проекта закона - ХАТ) совместно с Органами управления организации участвует в …» и далее по тексту.

 В приведённом выше обосновании содержится и ответ на поставленный главным редактором в предисловии к проекту закона вопрос о «маркировке границ между трудовым коллективом и собственно менеджментом, которая иногда размыта до невидимости» и решению «проблемы включения/невключения в состав трудового коллектива его управленческого звена». Ответ на эти вопросы однозначный:  администрация, управленческое звено, менеджмент и, разумеется, «мастера, бригадиры, начальники участков, цехов и лабораторий, руководители отделов и направлений, заместители директоров и главных инженеров и конструкторов, различные контролеры и приемщики продукции»,  - все они члены трудового коллектива.  Это его составные части как собственника «функции, технологии» данного производства (организации).

 И, как пишет А. П. Проскурин, «абсурдно выводить руководителя за рамки трудового коллектива», а исходя из теории «Полилогия …»,  абсурдно выводить и весь прочий списочный состав организации.  То есть абсурдно выводить за рамки трудового коллектива  всех тех, кто не является непосредственным исполнителем на данном производстве (в организации). Здесь же, в целом, речь идёт о политэкономических (социально-общественных) производственных отношениях по производству и воспроизводству действительной жизни, а не о калькуляции «прямых» (или «косвенных») затратах труда в ценообразовании продуктов (услуг) производственной деятельности организации. Речь идёт о «гражданских отношениях» в рамках гражданского, хозяйственного и предпринимательского, права РФ.

Таким образом, в связи с изложенным в пунктах 1, 2 и 3, предлагается:

 

А. Начать главу 1 «Общие положения» статьёй  «Цели и задачи законодательства о трудовых коллективах».

 Примерное содержание статьи:

 1. Целями законодательства о трудовых коллективах является установление государственных гарантий производственных и трудовых прав и свобод трудовых коллективов, создание благоприятных условий производственной деятельности и социального партнёрства,  защиты прав и интересов трудовых коллективов и организаций как юридических лиц, а так же органов государственной власти и местного самоуправления. …

2. Реализация, в частности,  изначального права трудовых коллективов на прямое «представительство, избираемое работниками», упоминаемое в Трудовом кодексе РФ в связи с самозащитой трудовых прав работников, в социальном партнёрстве и пр. …

3. Обеспечение реализации статей 1 и 2 Гражданского кодекса РФ (Раздел I «Общие положения», Подраздел 1 «Основные положения», Глава 1 «Гражданское законодательство») …, в том числе «беспрепятственного осуществления гражданских прав», «свободы в установлении своих прав и обязанностей на основе договоров», «осуществления прав собственности … основанные на равенстве, автономной воле … самостоятельности участников», «осуществления предпринимательской деятельности»» и пр.                  

4. Обеспечение равенства хозяйственных прав и возможностей в производственной деятельности  как исключительных (неимущественных) прав собственности трудовых коллективов на выполняемые им производственные функции …

 

Б. Ввести в главу 1 «Общие положения» дополнительно статью «Основные принципы правового регулирования производственных и трудовых отношений, а так же прочих непосредственно связанных с ними отношений».

 Примерное содержание статьи:

1. Исходя из общепризнанных принципов …, сущности и практики правовых отношений …, в соответствии с Конституцией … и последовательно развивая действующее гражданское законодательство … основными принципами правового регулирования производственных и трудовых отношений, а так же прочих непосредственно связанных с ними отношений, признаются:

 - свобода производственной деятельности и труда, которые каждый коллектив свободно выбирает или на который свободно соглашается, право распоряжаться своей производственной функцией, своей производственной специализацией и родом деятельности («технологией, функцией»);

 - равенство прав и возможностей трудовых коллективов и организаций в процессе создания и функционирования организаций и производств;

 - равенство прав собственности трудового коллектива на владение и распоряжение своей производственной функцией, своей производственной специализацией и родом деятельности («технологией, функцией») и прав организации на владение и распоряжение своим имуществом;

 - равенство прав собственности трудовых коллективов и организаций на конечный продукт производств (услуг) и доход в долях оговоренных учредительными документами этих двух равноправных сторон;

 - социальное партнёрство …;

 - обеспечение равных прав  трудовых коллективов на забастовку и организации (работодателя) на локаут;

 - … и пр.

 2. …

 

В. Ввести в главу 1 «Общие положения» дополнительно статью «Изначальный объект собственности трудового коллектива – «технологии, функции».

 Примерное содержание статьи:

1. Изначальный объект собственности любого трудового коллектива есть его производственная «функция» в организации, или «технология» как совокупность элементарных производственных функций отдельных исполнителей и функций (технологий) составляющих организацию структурных подразделений  по всей группо-иерархической структуре организации.

 2. Объект собственности трудового коллектива организации имеет группо-иерархическую логическую структуру отношений собственности как ограниченных, то есть необщественных (но и не частных), отношений собственности.

3. Право собственности на «технологии, функции» принадлежит трудовому коллективу  вне зависимости от его конкретного персонального наполнения.

 

Г. Ввести в главу 1 «Общие положения» дополнительно статью «Основные права трудового коллектива как собственника на «технологии, функции» в организации производства организации».

 Примерное содержание статьи:

 1. Трудовой коллектив зарегистрированной организации обладает всеми правами и обязанности юридического лица с названием «Трудовой коллектив (наименование организации)» вне зависимости имеется ли самостоятельная регистрация Трудового коллектива в качестве юридического лица (см. статью 5 проекта закона, пункт 1).

 2. Трудовой коллектив как собственник на «технологии, функции» организации на равных правах, как одна из сторон, участвует в организации производства соответствующей организации путём оформления двухстороннего (или многостороннего) договора о создании и производственной деятельности организации.

 3. Вне зависимости от первоначальных учредительных документов организации Трудовой коллектив автоматически становится соучредителем данной организации. В случае несогласия с учредительными документами и не выполнения  (не принятия) его требований по изменению учредительных документов прочими соучредителями, по истечении  трёхмесячного срока с момента официального письменного представления им всем прочим учредителям новых требований, учредительные документы автоматически теряют свою силу, а равно и регистрация организации как юридического лица.

4. Доля дохода трудового коллектива в общем доходе организации  и  её распределение определяется двухсторонним (или многосторонним) договором о создании и производственной деятельности организации.

Разумеется, что принятие данных предложений потребует и уточнения ряда прочих статей проекта Закона о трудовых коллективах, но это уже дело редакционного коллектива по «доработке и оптимизации».

Таковы основные, концептуальные, предложения по доработке предложенного варианта проекта Закона о трудовых коллективах, исходя из современной фундаментальной социологической теории развития общества А. С. Шушарина «Полилогия современного мира…». Полагаю, что это отвечает пожеланиям ЭФГ о «соответствие современным реалиям», разумеется, в части использования современного научного мировоззрения по затрагиваемым вопросам.

 Наконец, в заключение, учитывая, что предметом закона являются «социально-экономические отношения», следует в обоснование закона как-то отобразить и позицию другой стороны, другого субъекта, в части направленности субъект-субъектных отношений в данном проекте, именуемом, например, в ныне действующем Трудовом кодексе РФ как «работодатель».

 

4. Об общественном  значении и важности принятия Федерального закона «О трудовых коллективах».

Борьба за данный закон и его принятие знаменуют собой важный этап в развитии современного капиталистического общества в его восходящем развитии по сложности. Осознание обществом необходимости его принятия, даже сам факт  признания этой проблемы, является революционным шагом в деле движения, эволюционного развития, в сторону социалистического способа производства действительной жизни. Если говорить на языке современных политических лозунгов, то это революционный шаг в движении «Вперёд, к Социализму!».

 Ниже кратко, опираясь на современную фундаментальную теорию развития общества – на «Полилогию …» А. С. Шушарина, приведём обоснование революционности этого шага в современном экономическом, и политическом, движении трудящихся и всех слоёв общества.

Первое. При капитализме, согласно теории, доминирует (главенствует), то есть «освещает» (трансформирует и деформирует, «трактует») всё прочие объекты и механизмы взаимодействия агентов производства, такой известный объект отношений собственности как «средства производства» (вещь, товар, капитал). Это объект-предмет (вещь, вещный объект) как богатство и «смысл жизни» вызывает и такие всем известные сегодня механизмы взаимодействия агентов производства как «товарообмен» и «рынок» с базовыми производственными отношениями в форме «товарно-денежных» отношений. При этом разделение труда в своей основе является «продуктовым», то есть «каждый производит свой продукт», посредством которого через механизм «товарообмена» обеспечивает себя всеми прочими продуктами (и услугами). Форма материально-знаковых отношений представлена  «деньгами». Доминирующий тип собственности (асимметрия в квазиравновесном состоянии) есть частная собственность на «средства производства».

При социализме доминирует (главенствует), то есть «освещает»  (трансформирует и деформирует, «трактует») всё прочие объекты и механизмы взаимодействия агентов производства, такой, доселе неизвестный в традиционном марксизме, объект отношений собственности как «функции, технологии» (работа, производственная деятельность). Это объект-процесс, богатство и доминирующий при социализме «смысл жизни». Соответствующий механизм взаимодействия агентов производства, хорошо известный из истории социализма в СССР,  есть «соисполнение», «план» с базовыми «функциональными, технологическими» производственными отношениями.

Разделение труда в основе социалистического способа производства является «ячеистым», можно сказать «функциональным» («пооперационным»). «Каждый делает своё дело согласно плану» - куёт, пашет, строит, проектирует, исследует, выращивает, лечит, учит, ремонтирует, воспитывает и т.п. При этом согласно плану «соисполнения», сопряжения всех видов деятельности в стране, делает («соисполняет») он это для своих плановых контрагентов. В свою очередь другие  контрагенты делают всё, что необходимо для него, опять же  посредством того же механизма «соисполнения».

  В результате все оказываются связанными как бы единым технологическим процессом производства и воспроизводства жизни данного общества. Форма материально-знаковых отношений представлена  многообразием различных «документов, статусов коллективов и лиц». И, главное (в нашем предмете обсуждения), доминирующий тип собственности (асимметрия в квазиравновесном состоянии) есть группо-иерархическая собственность трудовых коллективов (и лиц) на ране уже упоминавшиеся «технологии, функции».

 Таким образом, борьба за закон о трудовых коллективах как собственников «функций, технологий», пусть в необщественной (не всего общества, не обобществлённой) форме отношений собственности, такой как группо-иерархическая собственность, - есть борьба за посткапиталистические, гуманистические отношения будущего, есть борьба за «обновлённый социализм». Иной формы собственности и быть не может для сложных процессов производства с множеством различных  исполнителей. Эта форма, можно сказать, в некоторой степени предельного отношения даже «близка» к частной, «несмотря» на то, что группо-иерархическая собственность трудовых коллективов (и лиц) на «технологии, функции» есть доминирующая форма собственности на доминирующий объекта  производственных отношений (отношений собственности) при социализме.  

Поэтому повышение статуса и статута трудовых коллективов как собственников «функций, технологий», признание их обществом через закон и право, есть восходящий шаг на пути к социализму. И пусть пока продолжают доминировать в обществе капиталистические атрибуты экономического способа производства как «средства производства», «товар», «капитал». «рынок» и пр., но это уже «заявка» на активизацию именно будущей, социалистической атрибутики функционального (социалистического, гуманистического) способа производства.

В силу «процессового» характера объекта, его сложности, здесь не возможен частный характер отношений собственности, а только групповой, группо-иерархический вид отношений собственности при производстве и воспроизводстве действительной жизни.

 Однако следует помнить, что эта борьба трудовых коллективов за правовую форму собственности на «функции, технологии» как форму исключительного (не вещного) права ещё совсем не означает достижения предела общественного развития, в том числе и не является пределом вид группо-иерархической собственности трудовых коллективов на «функции, технологии», так как в дальнейшем и здесь с исторической необходимостью в восходящем развитии так же «потребуется» обобществление «функций, технологий», подчинение их интересам общества, постановки их под контроль «всеобщего интеллекта», под контроль общества. Но, это вопрос уже постсоциалистического развития, того будущего, на котором «споткнулся» социализм СССР.

Итак, борьба за трудовые коллективы как группо-иерархического собственника объект-процесса «функции, технологии», есть борьба за будущее нашей страны и всего человечества, - за социализм и гуманизм. Вот почему важно сконцентрировать все имеющиеся силы парламентской и внепарламентской оппозиции на борьбе за принятие этого закона.

 

 Второе. Учитывая вышесказанное, вполне допустимо, особенно на начальном этапе этой борьбы, ограничиться, в рамках законодательной инициативы, лишь утверждением в обществе через форму закона права трудовых коллективов на такой ему присущий перманентный объект [отношений] собственности, богатства и «смысла жизни» (божественное социальное) как «технологии, функции».  То есть ограничиться лишь вступлением в права трудового коллектива как собственника, если хотите, как равноценного и равноправного партнёра организации (производства), а не как одной из сторон отношений «работник – работодатель» по Трудовому кодексу РФ. Это было бы признанием правовой и практической силы трудового коллектива, силы, вполне равновеликой и равноценной праву вещной собственности «работодателя» на «средства производства», на капитал.

 С другой стороны, это бы позволило позднее поставить вопрос об изменении всего языка трудовых отношений и вместо «работник» писать и говорить - «производитель», а вместо «работодатель» писать и говорить только - «предприниматель», тем самым, оставляя за ним лишь инициативу и организующее начало в создании того или иного производства, организации и пр.  И это было бы справедливо.

Это означало бы, в частности, что доминирующее ныне в стране частное производство (и организации) строятся на договорной основе двух равноправных и равносильных собственников, - «функций, технологий» и «средств производства» (капитала), а право собственности на «функции, технологии» было бы жёстко привязано к трудовому коллективу, пусть даже и в рамках буржуазного права и рыночных отношений капитализма.

 Поэтому, возможно, на текущий момент, целесообразно воздержаться от внесения в проект закона  ряда «цифровых параметров», предполагая разрешение стоящих за ними проблем в ходе формирования договорных соглашений двух равноправных собственников (учредителей) как юридических лиц, хозяев, в рамках текущего законодательства. Это значительно упростило, облегчило и ускорило бы принятия данного закона.

 

Третье. Рассматривая данный проект Федерального закона о трудовых коллективах как равноправных участников производства и воспроизводства действительной жизни в условиях доминирования капиталистического способа производства нельзя не остановиться и не показать те преимущества, которые следуют из данного закона для второй стороны производства, - для самих предпринимателей как собственников «средств производства» и капитала, а так же и для общества в целом. Перечислим хотя бы кратко и тезисно лишь некоторые из этих «плюсов».

 Во-первых. Это способствует повышению эффективности производства в данной организации (на предприятии), ибо трудовой коллектив как собственник заинтересован в повышении рентабельности производства, в котором он участвует как собственник. Это порождает не только рачительность и ответственность в процессе функционирования производства, но втягивает трудовой коллектив в борьбу за качество и совершенствование всего технологического цикла как бы «изнутри» самого производства. Здесь уместно напомнить об опыте работы японских кружков качества и об их отношении к производству (организации) как к своему дому и своему будущему, дающему не только пенсии и всевозможные льготы, но и  обеспечивающему  работу и достойную жизнь прочим членам семьи по примеру производственных династий в СССР. 

Во-вторых. Это способствует перспективному развитию производства и росту совокупного дохода, ибо вся будущая жизнь работников трудового коллектива оказывается связанной с благополучием предприятия (организации), что потенциально означает и благополучие подрастающего поколения каждой семьи работников данного трудового коллектива, профессиональную ориентацию молодых членов этих семей на работу на данном предприятии.

 В-третьих. Несомненно, что равноправное участие в создании и функционировании данного предприятия (организации) влечёт за  собой истинно партнёрские (равноправные) отношения, что невозможно обеспечить в рамках только Трудового кодекса. Это же на деле обеспечивает мир и покой обеим сторонам, так как они изначально сотрудничают на договорной основе и свободны в выборе партнёров. Грубо говоря, при достаточно высокоразвитых и устоявшихся договорных отношениях, само возникновение «забастовок» как трудовых споров исключается, ибо все вопросы решаются заранее с равной ответственностью и заинтересованностью. Это обеспечивает гражданский мир и покой.

 

В четвёртых. Со временем развитие производственных отношений как отношений двух, скажем так, стратегических собственников избавит общество от существующих перекосов в уровне доходов, достигающих в России по некоторым данным децильного соотношения 1:30 - 1:50, что для ряда европейских государств выглядит как вопиющая несправедливость (при существующих у них децильных отношений порядка 1:4 – 1:5). А это означает снятие социального напряжения в стране и в отношении к собственникам «средств производства», более взвешенного и умеренного отношения к вопросам национализации, деприватизации и восстановления прав народа на созданные им ценности и природные богатства.

 Наконец, в-пятых, это создаёт положительный образ предпринимателя, ибо отныне (после принятия данного закона), он перестаёт быть, как говориться, чуть ли не единственным «козлом отпущения» и источником всех рукотворных и нерукотворных бед. Думается, что и коррупционная составляющая нынешней России при этом пойдёт вниз, ибо в полку «хозяинов» жизни и производства прибавиться, почти вдвое, «юридических лиц» и они, теперь подавляющие в своей «поголовной» численности, едва ли буду спокойно смотреть на существующий криминальный и коррупционный беспредел.

Итак, всё и вся «говорит за то», что закон «О трудовых коллективах» есть «стоящее дело», что он нужен всем, - и слева и справа. Остаётся только надеяться, что проявленная инициатива ЭФГ поможет трудовым коллективам преодолеть «трудный путь к себе», то есть стать, как принято говорить, - «классом для себя», а также сможет «способствовать формированию депутатской группы, которая впоследствии попытается добиться принятия» Федерального закона «О трудовых коллективах РФ».

Александр Тимофеевич

ХАРЧЕВНИКОВ,

кандидат технических наук

март 2010 года